Договор транспортной экспедиции

Дипломная работа

В настоящее время в связи со значительным увеличением грузопотоков происходит активное развитие рынка транспортно — логистических услуг. При этом транспортные и транспортно — логистические компании обязаны организовать перевозку грузов, наиболее рациональным и эффективным способом.

На практике именно они осуществляют управление материальными и информационными потоками в процессе товародвижения. Менеджеры логистических компаний выбирают виды транспорта и маршруты, заключают от имени клиента или от своего имени договор (договоры) перевозки и страхования грузов, обеспечивают отправку и получение грузов, а также исполняют другие обязанности, связанные с перевозкой.

Компании занимающиеся транспортно-экспедиционной деятельностью, часто сталкиваются с вопросами, актуальными при ведении финансово-хозяйственной деятельности, но до конца не урегулированными законодательными и нормативными документами, возникающие на практике при исполнении договора транспортной экспедиции. К таким сложным и спорным моментам относятся:

  • Неопределенность предмета договора транспортной экспедиции.
  • Нет четких критериев, которые бы позволили отличить договор — транспортной экспедиции от других договоров.
  • Нет единого мнения о том, что договор транспортной экспедиции посреднический договор или самостоятельный вид деятельности.
  • Выделение и закрепление правового статуса экспедитора организатора перевозки (выполнения иных услуг, связанных с перевозкой груза).

  • В России до настоящего времени остается непонятен официальный статус документов ФИАТА, что приводит к возникновению различного рода проблем при оформлении внешнеторговых перевозок.

Действующее законодательство устранило отдельные пробелы в регулировании отношений в сфере транспортной экспедиции — было нормативно закреплено право экспедитора на удержание груза клиента до выполнения последним обязанности по оплате вознаграждения экспедитору и возмещения его расходов. Предусмотрены нормы, регулирующие оказание экспедиционных услуг в целях, не связанных с предпринимательской деятельностью. Также были учтены некоторые положения международной практики в области регулирования транспортной экспедиции — в частности, правила ограничения ответственности экспедитора и ее размеры.

Несмотря на произошедшие изменения, противоречия и пробелы в регулировании договора транспортной экспедиции сохранились. От того, как они будут решены, какая правовая практика сложится при применении законодательства о транспортной экспедиции, во многом зависит дальнейшее развитие данной сферы.

5 стр., 2139 слов

Договор транспортной экспедиции

... исполнение. 1.1 Предмет и элементы договора транспортной экспедиции Предметом договора транспортной экспедиции является услуги, связанные с перевозкой груза. Такие услуги делятся на основные (по организации перевозок, включая заключение договора перевозки) и дополнительные, которые охватывают ...

Объектом нашего исследования является совокупность общественных отношений складывающиеся в сфере применения и заключения договора транспортной экспедиции.

Предмет исследования составляют гражданско-правовые нормы, регулирующие правоотношения, связанные с договором транспортной экспедиции, а также соответствующая правоприменительная практика.

Цель работы:

1. Анализ отношений, складывающихся в сфере применения договора транспортной экспедиции;

2. Разграничить между клиентом и экспедитором их права и обязанности, а также ответственность сторон, предусмотренная за несоблюдение условий договора транспортной экспедиции.

3. Сформулировать теоретические обобщения и предложения по совершенствованию законодательства.

Задачи:

1. Определить предмет договора транспортной экспедиции.

2. Раскрыть содержание договора транспортной экспедиции.

3. Изучить процедуру заключения договора транспортной экспедиции.

4. Определить ответственность сторон по договору транспортной экспедиции.

Методологическую основу исследования составляют основные теоретические положения общей теории права и гражданского права. В процессе работы использованы общенаучные и частнонаучные методы: исторический, статистический, социологический, структурно-функциональный анализ, методы моделирования и прогнозирования, сравнительно-правовой, формально-юридический.

Нормативную базу исследования составляют: Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993г., Гражданский кодекс РФ, Федеральный закон № 87-ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности» от 30 июня 2003 года (далее закон о транспортной экспедиции), Приказ Минтранса РФ № 23 от 11.02.2008 «Об утверждении порядка оформления и форм экспедиторских документов», Кодекс торгового мореплавания РФ от 30 апреля 1999 года (КТМ), Кодекс внутреннего водного транспорта от 7 марта 2001года (КВВТ), Устав железнодорожного транспорта РФ от 10 января 2003 года (УЖТ).

Эмпирическую базу дипломной работы составили опубликованные, либо размещенные в электронно-правовых базах данные материалов судебной практики, и факты, получившие отражение в научной литературе и периодической печати.

При написании дипломной работы на тему «Договор транспортной экспедиции» нами были исследованы и проанализированы работы следующих авторов: Н.В. Морозовой, И.Л. Корнеева, А.В Соловых. А.П. Сергеева, В.К. Андреева, В.А. Егизарова, М.И. Брагинского, В.В. Витрянского, О.С. Иоффе, К.И. Плужникова, И.В. Динека и др.

дипломной работы определяется целями и задачами исследования. Курсовая работа состоит из введения, пяти глав, включающих шесть параграфов, заключения, списка источников и литературы.

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ ДОГОВОРА ТРАНСПОРТНОЙ ЭКСПЕДИЦИИ

Гражданский кодекс РФ, в ст. 801, определяет договор транспортной экспедиции следующим образом: «Под договором транспортной экспедиции понимается такой договор, по которому одна сторона (экспедитор) обязуется за вознаграждение и за счет другой стороны (клиента-грузоотправителя или грузополучателя) выполнить или организовать выполнение определенных договором экспедиции услуг, связанных с перевозкой груза».

Договор транспортной экспедиции относится к группе договоров на оказание услуг. Под «услугами» понимается предпринимательская деятельность гражданина или юридического лица, направленная на удовлетворение потребностей других лиц, за исключением деятельности, осуществляемой на основе трудовых правоотношений. Услуги, как правило, являются результатом непроизводительной деятельности и предоставляются на основании соответствующего гражданско-правового договора между лицом, оказывающим услуги (исполнителем), и лицом, которому оказывается данная услуга (потребителем).

3 стр., 1298 слов

Анализ рынка транспортных услуг

... рынка транспортных услуг и разработать методологию их расчетов. ТЕОРИЯ СТАТИСТИКИ РЫНКА ТРАНСПОРТНЫХ УСЛУГ. Транспорт, наряду с другими инфраструктурными отраслями, ... договора. Показатели экономии - это показатели, характеризующие финансовые затраты потребителя при получении услуги. Экологические показатели характеризуют уровень вредных воздействий на природу при производстве и потреблении услуги. ...

Деятельность по оказанию услуг весьма многообразна[1]

Термин «услуга» — характеризуется отсутствием овеществленного результата. Она сводится к совершению ряда действий или осуществлению определенной деятельности. При этом, как правило, достигается определенный результат, но не в форме вновь созданной или обработанной вещи, правильнее говорить об эффекте услуги.

Ю.В. Романец, изучая вопрос о результате оказания услуг, писал, что «тезис об отсутствии результата, отделимого от услуги, не означает, однако, что оказание услуги вообще не может приводить к какому-либо результату, отделимому от процесса ее оказания. Просто тот результат не предопределяется полностью оказываемой услугой. Он может не наступить, если исполнитель надлежаще оказывал договорные услуги»[2].

Или, как указывает Е.В. Ким, «…с правовой точки результат услуги не является объектом гражданских прав, а в экономическом смысле он неотделим от самой услуги и отдельно от нее не существует, поэтому термин «услуга» употребляется для обозначения, как процесса создания продукта, так и самого продукта, участвующего в обороте. Услуга, как некое благо, товар, участвующий в обмене, охватывает и сам процесс создания продукта, и его результат»[3].

1

Сразу проявляются и такие свойства услуги, как трудность ее обособления и неотделимость от источника, синхронность ее оказания и получения. Как отмечал Е.Д. Шешенин, «полезный эффект услуги (деятельность) потребляется в процессе предоставления услуги, а потребительская стоимость исчезает»[4].

Транспортная экспедиция отвечает всем названным признакам, что позволяет отнести ее к договорам об оказании услуг. В пользу вывода об отнесении договора экспедиции к числу договоров об оказании услуг говорит и сам ГК, рассматривая договор в числе иных договоров, в которых в той или иной форме идет речь об оказании услуг, «…которые получили регламентацию в отдельных главах ГК РФ»[5].

Схожий вывод сделан и судебной практикой. В одном из решений Арбитражного суда г. Москвы отмечено, что законодатель указывает, что, в частности, перевозка, транспортная экспедиция, операции банковского вклада и банковского счета, расчетные операции, хранение и иные являются услугами. Но правовое регулирование их отлично от правового регулирования, указанного в главе 39 ГК РФ[6].

Глава 41 ГК РФ впервые в истории отечественного гражданского законодательства определяет договор транспортной экспедиции как самостоятельный договор. В связи с этим — как отмечает В.В. Витрянский — даже если обязательство экспедитора, вытекающее из конкретного договора транспортной экспедиции, исчерпывается определенным набором обязанностей, характерных для других типов договоров, то сочетание элементов различных обязательств, безусловно, дает новое качество, а само обязательство транспортной экспедиции приобретает самостоятельный характер[7].

21 стр., 10461 слов

Договор перевозки грузов автомобильным транспортом

... перевозок грузов, является договор об организации перевозок грузов. Ранее подобные договоры применялись при взаимоотношениях грузоотправителей с транспортными предприятиями под разными наименованиями и регулировались в транспортных уставах (например, годовой договор на автомобильном транспорте). ... договором экспедиции услуг, связанных с перевозкой груза (ст. 801 ГК РФ). Договор экспедиции является ...

Некоторые авторы делают вывод об отрицании самостоятельности договора транспортной экспедиции в системе обязательств. Например, Ю.В. Романец указывает, что «транспортная экспедиция представляет собой «перевозочный» вид каждого из, договорных типов, который ею конкретизируется. Например, если по договору транспортной экспедиции оказываются комиссионные услуги, то можно сказать, что он является «перевозочным» видом договора комиссии, и т.д.

Приведенная точка зрения, безусловно, заслуживает права на существование, тем не менее, согласиться с ней нельзя.

Как отмечает В.В. Витрянский, суждение о том, что «договор транспортной экспедиции сформулирован законодателем не по самостоятельному признаку направленности», а по некому «вторичному системному признаку», неверно[8].

Предусмотренные договором транспортной экспедиции обязательства направлены на обеспечение перевозки груза и организацию такого обеспечения. Вне связи с перевозкой груза, существование такого договора невозможно. В этом и состоит основное предназначение договора транспортной экспедиции — способствовать выполнению основного транспортного договора — договора перевозки груза. Дело в том, что сам по себе договор транспортной экспедиции лишен какого-либо юридического смысла, если он не направлен на оказание дополнительных услуг клиентуре транспорта, не имеющей, как правило, собственных транспортных средств

Необходимо отметить, что «применение отдельных норм о других договорах к договорам, признаваемым, самостоятельными договорами, которым посвящены отдельные главы ГК, возможно лишь при наличии прямого указания об этом в тексте Гражданского кодекса»[9].

Действующий Гражданский кодекс РФ, в отличие от Основ гражданского законодательства 1991 года, не содержит ни одной нормы, которая позволяла бы применять положения о договоре комиссии или поручения к договору транспортной экспедиции. Единственное исключение сделано лишь в отношении норм об ответственности перевозчика, по правилам которой определяется ответственность экспедитора, если последний докажет, что нарушение им обязательства перед клиентом вызвано ненадлежащим исполнением договора перевозки (ст. 803 ГК).

Как и любое исключение, оно подтверждает общее правило: никакие правовые нормы о других договорах не подлежат применению к обязательствам, вытекающим из договора транспортной экспедиции. И правовая доктрина также не может компенсировать отсутствие в главе 41 ГК РФ отсылочных норм к правилам, регулирующих другие виды договоров.

Таким образом, можно говорить о существовании такой самостоятельной обязательственной конструкции, как договор транспортной экспедиции.

Договор транспортной экспедиции, является консенсуальным, двусторонним, взаимным и возмездным.

В консенсуальных договорах одна сторона обязуется совершить в пользу другой стороны необходимое действие, исполнение которого возможно как уже при самом совершении договора, так и в более позднее время.

Как видно из определения договора транспортной экспедиции, по указанному договору экспедитор обязуется за вознаграждение и за счет другой стороны выполнить, или организовать, выполнение определенных договором экспедиции услуг, связанных с перевозкой груза. Так можно говорить, что для возникновения обязательств по договору экспедиции достаточно самого факта подписания договора между экспедитором и клиентом. При этом дополнительного юридического факта передачи груза экспедитору для классификации договора не требуется.

4 стр., 1991 слов

Виды транспортных перевозок грузов

... особенности различных видов транспорта, определяющие сферы их рационального использования. 1.Виды транспортных перевозок грузов. Существуют различные способы грузоперевозки, и на каждом виде транспорта установлены ... чтобы он не выступал за борт транспортного средства. Это предотвратит повреждение груза во время перевозки; 2) при перевозке воспламеняющихся жидкостей или газов высота их ...

Далеко не все цивилисты соглашаются с тем, что договор транспортной экспедиции строго построен по модели консенсуального договора. Во многом это связано с тем, что классификация договоров на консенсуальные и реальные не отличается строгостью (жесткостью) классификационных рубрик. Из-за этого немало договоров, которые могут свободно или с соблюдением ряда условий заключаться, как по консенсуальной, так и по реальной модели.

Так, Д.А. Медведев и В.Т. Смирнов считают, что договор транспортной экспедиции «может быть либо консенсуальным, когда экспедитор организует выполнение экспедиционных услуг, либо-реальным, когда он выполняет их с вверенным ему грузом (в частности, когда экспедитором выступает перевозчик)».

Придерживается такой же точки зрения и В.В. Залесский, который пишет: «клиент по договору транспортной экспедиции, несет обязанности в зависимости от того, является — ли договор реальным или консенсуальным»[10].

Г.Л. Савичев также отмечал, что в одном случае, когда экспедитору предоставлено право от своего имени и самостоятельно сдавать груз к перевозке, договор экспедиции является реальным. В ситуации, когда экспедитор выполняет лишь так называемые организационные функции по оказанию клиенту соответствующих услуг, договор экспедиции является консенсуальным»[11].

Не соглашаясь с приведенной точкой зрения на договор транспортной экспедиции, можно отметить следующее.

Во-первых, несмотря на отсутствие в законодательстве понятий консенсуальных и реальных договоров, ГК РФ, тем не менее, в ст.433, предусмотрел дифференциацию договоров по моменту их заключения. При этом модель консенсуального договора представлена в качестве общего правила, модель реального договора — исключения, предусмотренного законом.

При этом, консенсуальным следует считать «всякий договор, не предусмотренный законом (непоименованный договор), а также поименованный договор при отсутствии достаточных оснований считать его реальным (т.е. если неочевидно, что для его заключения «необходима также передача имущества»)[12].

И как видно из самой дефиниции договора транспортной экспедиции, законодатель не предусматривает передачу груза клиентом экспедитору необходимой.

Во-вторых, для заключения реального договора акт согласования не является достаточным, его необходимо дополнить передачей имущества.

Как отмечал О.С. Иоффе, договор транспортной экспедиции: « признается заключенным, в момент достижения соглашения между сторонами. А действия по сдаче и отправке, получению и принятию груза, как и по уплате, экспедитору вознаграждения, совершаются во исполнение уже возникшего обязательства»[13].

Более того, «в большинстве случаев модель консенсуального или реального договора применительно к определенному договорному типу и виду договора формулируется императивно и не может быть изменена соглашением сторон»[14].

Следовательно, если стороны договора транспортной экспедиции придали договору реальный характер, такое условие должно быть признано недействительным, как противоречащее п. 2 ст. 433 ГК, а не передача груза экспедитору не влечет за собой признание договора незаключенным.

5 стр., 2297 слов

Транспортные договора

... 26. 50. Каменков В. С. Ответственность по договору транспортной экспедиции// Транспортное право. -2008. - № 2. С. 16 - 25 51. Каменков В. С. Предмет договора транспортной экспедиции // Транспортное право. -2008. - № 3. С. 36 ... - № 2. С.30 - 37 55. Кислицина О.В. Формирование условий договора в современном гражданском праве Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук. Тюмень, 2004. С. 231. 56. ...

На практике возможна ситуация, когда момент заключения договора и передачи груза экспедитору совпадают. Однако, даже указанное совпадение не превращает договор экспедиции в реальный договор, так как договор считается заключенным и при отсутствии фактического принятия груза экспедитором. Передача груза выступает лишь основанием для возложения на экспедитора ответственности за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза.

Как справедливо отмечает В.В. Витрянский, «независимо от того, каким образом экспедитор берется оказать клиенту экспедиционные услуги: непосредственно выполнить указанные услуги своими силами либо лишь организовать их выполнение, — соответствующие обязательства возникают на стороне экспедитора в силу самого факта подписания соглашения с клиентом. В равной мере сохраняется консенсуальный характер договора транспортной экспедиции и в том случае, когда экспедитор выполняет экспедиционные услуги с «вверенным ему грузом»[15].

И, наконец, в-третьих, оказание услуг по договору транспортной экспедиции чаще всего не предполагает обладания грузом клиента, что и предрешает предпочтительность конструкции данного договора как консенсуального.

Несмотря на, казалось бы, чисто теоретический спор о консенсуальном или реальном характере договора транспортной экспедиции, указанный вопрос имеет большое значение как для рассмотрения конкретных споров в суде, так и для формирования единообразной судебной практики.

Распределение взаимных прав и обязанностей между участниками договорных отношений влияет на деление договоров на односторонние и взаимные.

По односторонне обязывающему договору только одна из сторон обязана совершить определенные действия в пользу другой, а последняя имеет к ней лишь право требования.

Двусторонне обязывающим признается договор, по которому каждая сторона несет обязанность в пользу другой стороны; она считается должником в том, что обязана сделать в пользу другой стороны, и одновременно кредитором в отношении того, что имеет право требовать (ст. 308 ГК)[16].

ГК РФ, впрочем, как и Закон о транспортной экспедиции, предусматривают, что права экспедитора корреспондируют со встречными обязанностями клиента, а обязанности экспедитора корреспондируют со встречными правами клиента. В этой связи, договор транспортной экспедиции, безусловно, является двусторонне обязывающим (взаимным).

Как отмечает М.А. Астахова, каждое благо имеет свою стоимость (количество затраченного труда), отражающего его внутреннюю потребительскую ценность и способность к обмену на другие блага[17].

Поэтому не вызывает удивления, что абсолютное большинство договоров в современном гражданском праве являются возмездными, по которым сторона должна получить плату или иное встречное предоставление за исполнение своих обязанностей (ст. 423 ГК)

Само определение договора транспортной экспедиции (ст. 801 ГК РФ), содержит указание на возмездность договора — « за вознаграждение и за счет другой стороны… выполнить или организовать выполнение услуг».

Закон о транспортной экспедиции (ст. 5) так же прямо предусматривает, что клиент — « обязан уплатить причитающееся экспедитору вознаграждение, а также возместить понесенные им расходы в интересах клиента».

13 стр., 6491 слов

Система транспортных договоров

... Современная система транспортных договоров включает в себя три группы договоров: 1) договоры об организации перевозок; 2) договоры перевозки грузов, пассажира и багажа; 3) вспомогательные транспортные договоры (договор транспортной экспедиции и другие, предметом которых является оказание услуг, ...

Каузальные же сделки позволяют определить правовую цель, которую они преследуют. Правовой целью договора экспедиции выступает возникновение у сторон обязательственных прав, объектом которых являются действия сторон. Таким образом, с уверенностью можно говорить, что договор транспортной экспедиции относится к каузальным сделкам.

Существует и еще один вопрос, по которому ведутся дискуссии в научной среде. Этот спор касается отнесения договора транспортной экспедиции к числу публичных договоров. При этом, как отмечает М.В. Жидкова, ни нормы главы 41 ГК РФ, ни положения Федерального закона «О транспортно- экспедиционной деятельности» не содержат прямых указаний на публичный характер указанного договора[18].

Понятие публичного договора было впервые введено ГК РФ в 1994 году. Согласно ст. 426 ГК, публичным договором признается договор — заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится ( розничная торговля, перевозка транспортом общего пользования, услуги связи, энергоснабжение, медицинское, гостиничное обслуживание и т.п. ).

Как видно из приведенного определения, договор будет отнесен к числу публичных, во-первых, если он заключен только коммерческой организацией, и, во-вторых, деятельность коммерческой организации должна быть публичной, т.е. осуществляться в отношении каждого, кто к ней обращается.

Думается, что именно правовой статус экспедитора, которым в абсолютном большинстве случаев являются коммерческие организации, тесная внутренняя связь экспедиционных услуг и договора перевозки транспортом общего пользования, а также примерный и открытый перечень договоров, которые являются публичными, послужили основанием отнесения некоторыми авторами договора транспортной экспедиции к числу публичных.

Например, Г.П. Савичев писал: « Договор транспортной экспедиции является публичным договором, поскольку речь идет об экспедиционных услугах, оказываемых профессиональными коммерческими экспедиционными конторами, агентствами, другими предпринимательскими структурами. Которые по характеру своей деятельности обязаны соответствовать требованиям ст. 426 ГК »[19].

При этом, говоря о случае оказания экспедиторских услуг профессиональными экспедиторскими организациями, оказывающими стандартный набор экспедиционных услуг в соответствии с фиксированными тарифами, то, как пишет М.В: Жидкова, «в данном случае будет трудно отрицать, что по формальным признакам такой договор на этапе его заключения подпадает под конструкцию публичного договора»[20].

Правда она тут же возражает себе, отмечая, что предусмотренное ст. 806 ГК право экспедитора на односторонний отказ от исполнения договора — «лишает смысла попытку квалификации подобного договора в качестве публичного, поскольку противоречит правовой природе последнего»[21].

Большинство авторов не разделяют точку зрения на публичный характер договора транспортной экспедиции, наиболее верные возражения, на которую привел В.В. Витрянский: «применительно к договору транспортной экспедиции практически невозможно обнаружить ни одного признака, позволяющего отнести его к категории публичных договоров… Напротив, многообразие вариантов выполняемых экспедиторами операций и услуг, которые могут быть предусмотрены конкретным договором транспортной экспедиции, исключает возможность применения механизма заключения публичного договора, обязательным требованием которого, как известно, является одинаковость основных условий договора для всех потребителей…».

31 стр., 15168 слов

Договор перевозки грузов автомобильным транспортом

... договора перевозки; описать виды договоров перевозки; охарактеризовать заключение и выполнение договора перевозок; исследовать права и обязанности сторон по договору перевозки автомобильным транспортом; проанализировать практику рассмотрения споров арбитражными судами дел, вытекающих из транспортных перевозок. Методами выпускной квалификационной работы ...

Таким образом, отметим, что договор транспортной экспедиции, согласно действующему законодательству, является самостоятельным договором, направленным на оказание клиентам услуг, связанных с перевозкой груза. При этом он не является публичным и всегда носит консенсуальный характер.

ГЛАВА 2. УСЛОВИЯ ДОГОВОРА ТРАНСПОРТНОЙ ЭКСПЕДИЦИИ

Гражданский кодекс РФ, в главе 41, посвященной регулированию транспортной экспедиции, не содержит перечня существенных условий указанного договора.

Закон «О транспортно-экспедиционной деятельности», являясь специальным по отношению к ГК, законом, должен был бы восполнить существующие пробелы. Однако этого не произошло, порождая благоприятную ситуацию для доктринального определения круга существенных условий договора транспортной экспедиции.

Существует широкий и узкий подход к определению условий договора экспедиции.

Сторонники первого из них определяют существенные условия договора экспедиции следующим образом: они признают универсальность предмета договора. Перечисляют иные условия, которые, наиболее полно и точно характеризуют договор экспедиции.

В частности, С.П. Хмелев отмечает, что «по договору транспортной экспедиции существенными условиями являются следующие: предмет, качество выполняемых работ, сроки исполнения договора, цена, порядок оплаты, место исполнения договора, форма договора и ответственность сторон»[22].

О.В. Кислицина к числу существенных условий договора транспортной экспедиции относит:

  • предмет — существенное условие договора, установленное нормативно, документы и другая информация о свойствах груза, условия его перевозки и его передача;
  • цена, порядок и сроки ее оплаты;
  • права и обязанности сторон;
  • ответственность сторон;
  • перемена лиц в договорном обязательстве;
  • изменение и расторжение договора[23].

Однако с указанным подходом к определению существенных условий договора экспедиции можно согласиться только частично. Если авторы, говоря о существенных условиях договора, имели в виду объективно — и субъективно-существенные условия договора, то их позиция никаких нареканий не вызывает.

В том же случае, если сторонники упомянутого подхода говорят об объективно-существенных условиях договора транспортной экспедиции, согласиться с ними нельзя.

Цена и срок не являются объективно-существенными условиями договора транспортной экспедиции, во-первых, потому, что они законодательно не закреплены в таком качестве, а во-вторых, поскольку ГК РФ в ст. 424 и 314 соответственно предусмотрел «запасной вариант» определения условий о цене и сроке, не закрепленных в договоре. Если в договоре транспортной экспедиции не установлен размер вознаграждения, исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные услуги»[24]

Законодатель не относит к числу существенных условий договора транспортной экспедиции и условие о месте исполнения договора, и, более того, в ст. 316 ГК предусматривает выход из ситуации, при которой договор экспедиции не содержит упоминания о месте его исполнения.

20 стр., 9729 слов

Особенности заключения различных видов договоров ренты особенности ...

... главы работы: 1) изучение договора в контексте гражданского права; 2) характеристика договора ренты, выявление ... заключающих договор ренты исходит из соображения выгоды (со стороны рентоплательщика) и острой необходимости (со ... работы мной были использованы законодательные акты, регулирующие данный вид договора, в частности, Гражданский кодекс РФ и комментарии к нему, а также учебная литература ...

К числу существенных условий нельзя отнести условие о качестве выполняемых работ. Согласно ст. 309 ГК, обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, либо в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. Данная норма позволяет говорить о том, что если в договоре экспедиции не предусмотрено качество, выполняемые работы должны быть надлежащего качества.

Если стороной договора является физическое лицо, которому услуги по договору экспедиции оказываются для личных, семейных или иных потребностей, не связанных с предпринимательской деятельностью. К качеству выполняемых работ субсидиарно применяются правила п. 2 ст. 4 Закона «О защите прав потребителей», устанавливающего, что при отсутствии в договоре условий о качестве работы или услуги исполнитель обязан выполнить работу или оказать услугу, пригодную для целей, для которых работа (услуга) такого рода обычно используется.

Рассматривая форму договора экспедиции, первоначально может сложиться впечатление, что данное условие является существенным. В пользу этого — говорит ст. 802 ГК, устанавливающая письменную форму договора транспортной экспедиции.

Однако этот вывод неверен, потому что существенные условия договора формируют сам договор, они необходимы и достаточны для того, чтобы договор считался заключенным. Если существенные условия не согласованы (фактически не предусмотрены в договоре), договор считается не заключенным.

В случае нарушения условий о форме договора. Несоблюдение простой письменной формы лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства. При этом недействительность договора в случае несоблюдения простой письменной формы возможна, только если это прямо предусмотрено законом (ст. 162 ГК).

Ст. 802 ГК не предусматривает недействительность договора транспортной экспедиции в случае нарушения письменной формы. Таким образом, можно сделать вывод о том, что форма договора также не является объективно-существенным условием рассматриваемого нами договора.

В свою очередь, несоблюдение письменной формы сделки транспортной экспедиции не влечет ее недействительность, но лишает стороны оснований в случае спора привлечь к ответственности экспедитора, обязанности которого не определены соглашением.

Отсутствие в законодательстве прямых указаний о недействительности договора экспедиции в случае отсутствия условия о порядке оплаты, не позволяет отнести и это условие к разряду существенных.

Таким образом, единственным существенным условием договора транспортной экспедиции, прямо названным в ГК РФ, является предмет договора, до того момента, пока стороны в условиях действия принципа свободы договора не разработали и не включили в договор субъективно-существенные условия.

Признание единственным существенным условием договора транспортной экспедиции его предмета — есть узкое понимание существенных условий договора экспедиции. Как отмечают сторонники данного подхода, в частности С.Ю.Морозов, «…единственным существенным условием договора транспортной экспедиции… может считаться только его предмет, то есть законодательством иных существенных условий договора транспортной экспедиции не предусмотрено»[25].

Так же «… можно говорить как о существенных, лишь об условиях данного договора, предусматривающих действия сторон, составляющие предмет договора транспортной экспедиции, а также о тех условиях, в отношении которых одной из сторон сделано заявление о необходимости достичь соглашения»[26].

При этом законодательство не предусматривает легального определения термина «предмет договора». Указанный пробел существует не случайно — принцип свободы договора позволяет его сторонам создавать любые договорные конструкции, которые не должны противоречить смыслу и направленности гражданского закона.

Отсутствие законодательного определения предмета договора, способствует появлению в правовой науке различных точек зрения на предмет договора.

Основными взглядами исследователей являются:

1. предметом договора являются конкретные блага, на которые направлено поведение контрагентов;

2. предметом договора являются действия субъектов договора;

3. предмет договора включает в себя и материальное благо и действия субъектов договор, которые они должны совершить в отношении него.

И если в юридической литературе предмет договора транспортной экспедиции как конкретное благо не рассматривается, то две другие точки зрения на него достаточно распространены.

Превалирующим среди ученых-цивилистов является отнесение к предмету договора транспортной экспедиции только действий субъектов договора. Так, например, О.А. Красавчиков писал, что «предмет договора на транспортно-экспедиционное обслуживание — это весь комплекс услуг и работ, выполняемых экспедитором в связи с отправкой или получением грузов…». Или, как отмечают современные авторы, предмет договора транспортной экспедиции — «совокупность оказываемых экспедитором услуг»[27] и «действия клиента, направленные на возмещение расходов экспедитора и уплату вознаграждения».

Приверженцы включения в предмет договора транспортной экспедиции материального блага (груза) используют более широкое понимание предмета договора экспедиции. Так, А.В. Ребриков указывает, что «предметом договора транспортной экспедиции являются непременно связанные с перевозкой груза услуги и сам конкретный груз». В противном случае «указание в договоре только на материальное благо или только на действия сторон (стороны) лишает его смысла, делает невозможным классификацию.»[28].

Вместе с тем расширение предмета договора транспортной экспедиции путем включения в него материального объекта — груза, может быть неверным по ряду оснований.

Во-первых, договор транспортной экспедиции относится к группе договоров на оказание услуг. В то же время услуга — это именно действие, удовлетворяющее потребности других лиц, а не материальное благо. Законодатель, говоря в ст. 779 ГК РФ об услугах, относит к ним совершение определенного действия или осуществление определенной деятельности.

«Судебная практика также идет по этому пути. В частности, суд отметил, что в соответствии со ст. 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги[29].

»

Во-вторых, о грузе можно — говорить лишь как об объекте договора транспортной экспедиции.

При этом груз выступает в качестве объекта не только договора транспортной экспедиции, но и договора перевозки. Поэтому материальный объект (груз) не является критерием для разграничения различных договоров (в частности, перевозки и транспортной экспедиции), не может использоваться в качестве признака, индивидуализирующего конкретную договорную конструкцию. Специфика договора транспортной экспедиции, воплощается в тех операциях, которые относительно груза обязан совершить экспедитор

В — третьих, отграничение договора транспортной экспедиции от иных договорных конструкций законодатель проводит именно по связанности услуг, выполняемых в рамках указанного договора, с перевозкой груза, что позволяет говорить о самостоятельном договоре.

Таким образом, хотелось бы отметить следующее: единственным существенным условием договора транспортной экспедиции является его предмет. Однако, законодателю следует определить его более четко, устранив при этом разделение оказываемых экспедитором услуг на основные и дополнительные, объединив их в одну общую группу, а также, обращая внимание на специфику договора экспедиции, предусмотреть в его предмете и обязанности.

ГЛАВА 3. ПОРЯДОК ЗАКЛЮЧЕНИЯ ДОГОВОРА ТРАНСПОРТНОЙ ЭКСПЕДИЦИИ

§ 3.1. Общие положения при заключении договора транспортной экспедиции

Специальных правил о заключении договора транспортной экспедиции законодательством не предусмотрены, в силу чего заключение этого договора определяется общими положениями о заключении договоров (глава 28 ГК РФ).

Процесс заключения договора транспортной экспедиции можно поделить на несколько этапов.

Первым из них является направление предложения заключить договор (оферты) конкретному лицу или лицам. Вторым — принятие им данного предложения (акцепт).

Оферта и акцепт представляют собой две стадии заключения договора.

Не всякое предложение вступить в договорные правоотношения может быть признано офертой. Как подчеркнул И.Б. Новицкий, «предложение (в техническом значении) имеет место лишь тогда, если по смыслу заявления инициатора или по обстановке, при которой оно сделано, можно видеть, что в предложении выражается окончательное решение вступить в договор. А так же готовность предлагающего на то, чтобы считать себя связанным действием предлагаемого договора, если другая сторона примет предложение. Из этого следует, что предложение по своему содержанию должно охватывать существенные элементы намечаемого договора»[30].

Общие требования, которым должна отвечать оферта, содержаться в ст. 435 ГК РФ:

Во-первых, оферта должна быть достаточно определенной, то есть текст оферты должен быть сформирован таким образом, чтобы из него адресат был способен сделать правильный вывод о воле оферента. А именно, получив оферту, адресат должен сделать правильный вывод об элементах будущего договора — его предмете, правах и обязанностях сторон.

Среди ученых цивилистов было распространено мнение, что «предложение заключить договор признается офертой, если оно, во-первых, содержит указание на все существенные условия будущего договора и; во-вторых, адресуется конкретному точно в нем обозначенному лицу»[31].

Второе требование, предъявляемое к оферте, связано с ее направленностью — адресат, получив оферту, должен понять, что оферентом принято окончательное решение о заключении договор определенного вида. Выражение встречной воли адресатом будет достаточным условием для заключения договора. Нарушение данного требования происходит при отсутствии возможности согласования воли договаривающихся сторон.

Следующее требование касается содержания оферты — в нее должны быть включены все существенные условия будущего договора.

Четвертое требование к оферте — направленность одному или нескольким конкретным лицам.

Правовое последствие оферты — связанность оферента, если конкретный адресат оферты ответит на нее и выразит свое согласие заключить договор на предложенных условиях, договор — будет признан заключенным. В этой связи большое значение приобретает правильное определение момента, с которого оферент считается связанным сделанной офертой.

Вторая точка зрения на оферту, разделяемая большинством ученых- цивилистов, и предусмотренная действующим ГК (п. 2 ст. 435), заключается в следующем: оферта связывает направившее ее лицо с момента получения ее адресатом. Так, до получения оферты адресатом или одновременно с ее получением, оферент вправе отозвать оферту, «тем самым снять предложение заключить договор»[32].

Следовательно, в том случае, если бы оферта связывала оферента с момента ее направления, руководствуясь общим правилом о безотзывности оферты, отказ от предложения заключить договор, был бы не возможен с момента ее направления. Однако не только до получения оферты адресатом, но даже и после ее получения, оферент вправе отказаться от оферты, но лишь в случаях, когда это вытекает из существа предложения либо из обстановки, в которой сделана оферта. Тем самым можно говорить, что именно получение оферты адресатом выступает юридическим фактом, связывающим оферента. Следовательно, ответственность за все, что произошло с момента выражения воли и до восприятия извещения адресатом, несет тот, от кого оно исходит[33].

Имеются в виду утрата почтового отправления, выдача корреспонденции ненадлежащему лицу, задержка его действия и пр. И именно отправитель извещения, а не его получатель, будет испытывать все неблагоприятные последствия указанных случаев.

Адресат оферты должен выразить свое согласие заключить договор на предложенных условиях посредством акцепта — ответа лица, которому адресована оферта, о ее принятии. ГК РФ (п. 1 ст. 438) предъявляет два основных требования к акцепту:

  • он должен быть полным, т.е. выражать одобрение всех положений оферты;
  • безоговорочным — никаких дополнительных условий.

Если же ответ дан на иных условиях, чем предложено в оферте, указанный ответ не является акцептом. Такой ответ признается отказом от акцепта и в то же время новой офертой.

По своей юридической конструкции акцепт схож с офертой, и в отношении него действуют некоторые правила, относящиеся к оферте. Во-первых, связанность акцептанта, а вместе с тем и заключение договора, возникает не с момента направления извещения об акцепте, а с даты получения данного извещения адресатом.

Аналогично оферте решается и вопрос с отзывом акцепта: если извещение об отзыве акцепта поступило оференту, ранее акцепта или одновременно с ним, акцепт считается не полученным.

Волеизъявление акцептанта на принятие оферты может быть выражено различными способами. Основным и самым распространенным — направление письменного ответа о заключении договора оференту.

А так же ГК РФ предусматривает возможность акцепта посредством совершения конклюдентных действий и молчания. Придание молчанию правообразующего значения носит исключительный характер и возможно лишь в случаях, если это если это предусмотрено либо законом, либо обычаем делового оборота, либо вытекает из прежних деловых отношений сторон. При этом п. 2 ст. 438 ГК имеет в виду, что в указанных трех случаях речь идет только об акцепте. Тем самым снимается вопрос о возможности использовать молчание в качестве оферты[34].

Конклюдентные действия признаются заключением договора, если иной вариант акцепта не предусмотрен законом, иными правовыми актами или офертой. П. 3 ст. 438 ГК предусматривает примерный перечень действий, свидетельствующих о принятии оферты — отгрузка товаров, предоставление услуг, выполнение работ, уплата соответствующей суммы и пр. Указанный перечень действий не является исчерпывающим и суд вправе оценить в качестве акцепта и иные действия, кроме указанных в статье «Акцепт» Гражданского кодекса[35].

При этом, действия, свидетельствующие об акцепте, не обязательно должны представлять собой исполнение акцептантом всей своей обязанности.

Указанная позиция содержится в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, согласно которому: «Для признания соответствующих действий, адресата оферты акцептом Кодекс не требует выполнения условий оферты в полном объеме. В этих целях для квалификации указанных действий в качестве акцепта достаточно, чтобы лицо, получившее оферту (в том числе проект договора), приступило к ее исполнению на условиях, указанных в оферте, и в установленный для ее акцепта срок»[36].

Отсюда, не следует забывать и о таком важном условии, как срок для акцепта. Оферент, направляя адресату предложение заключить договор, может предусмотреть срок для акцепта — в этом случае договор считается заключенным, если акцепт получен оферентом в пределах указанного им срока. Если срок для акцепта офертой не предусмотрен, договор считается заключенным, если акцепт получен в пределах срока, установленного закон или иными правовыми актами, а если такой срок не установлен — в течение нормально необходимого для этого времени, которое является оценочной категорией и определяется применительно к каждому конкретному случаю. И должно складываться не только из времени, необходимого на пересылку оферты и акцепта с учетом способа связи, но и времени, достаточного для изучения предложения.

Вместе с тем, нарушение срока для акцепта или нормально необходимого времени для акцепта может повлечь за собой признание договора не заключенным.

Приведем пример из судебной практики. Судом установлено, что между Исполнителем (истцом) и Заказчиком (ответчиком) подписан договор на оказание услуг от 05.10.2005 г. № 17/37­01/05.

Обращаясь в арбитражный суд с иском, истец сослался на то, что ответчиком в нарушение условий вышеуказанного договора не исполнены обязательства по оплате оказанных услуг.

Пунктом 1 ст. 433 ГК РФ установлено, что договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта.

Согласно ст. 441 ГК РФ, когда в письменной оферте не определен срок для акцепта, договор считается заключенным, если акцепт получен лицом, направившим оферту, до окончания срока, установленного законом или иными правовыми актами, а если такой срок не установлен, — в течение нормально необходимого для этого времени.

Как установлено судом, договор от 05.10.2005 г. № 17/37-01/05 подписан заказчиком (ответчиком) и передан исполнителю 23.03.2005 г., исполнителем (истцом) подписан только 05.10.2005 г., а ответчиком подписанный договор получен только 18.10.2005 г., то есть спустя семь месяцев с момента направления оферты.

Таким образом, кассационная инстанция считает, что суд сделал обоснованный вывод о том, что указанный срок не может быть признан нормально необходимым по смыслу ст. 441 ГК РФ, в связи, с чем правомерно признал условия договора от 05.10.2005 г. № 17/37-01/05 несогласованными сторонами, а сам договор — незаключенным[37].

Однако, не всегда возможно предотвратить ситуацию с опозданием получения акцепта. Возможны два варианта последствий такого опоздания (ст. 442 ГК):

1. Своевременно направленное извещение об акцепте получено с опозданием, акцепт не считается опоздавшим, если сторона, направившая оферту, немедленно не уведомит другую сторону о получении акцепта с опозданием;

2. Если сторона, направившая оферту, немедленно сообщит другой стороне о принятии ее акцепта, полученного с опозданием, договор считается заключенным. Оференту либо подтверждают, что договор заключен, либо сообщают, что его оферта непринята. Если оферент ответит молчанием на поступивший с опозданием акцепт, молчание не может играть правообразующей роли и по отношению к запоздавшему акцепту означать согласие.

Таким образом, оферта должна по своему содержанию охватывать существенные элементы намечаемого договора, должна быть достаточно определенной, направлена одному или нескольким конкретным лицам. Адресат должен сделать правильный вывод об элементах будущего договора.

Акцепт должен содержать одобрение всех положений оферты и никаких дополнительных условий.

§ 3.2. Форма договора транспортной экспедиции

Согласно п. 1 ст. 432 ГК договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в надлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Ст. 802 ГК закрепила требование соблюдения письменной формы договора транспортной экспедиции, но, письменная форма договора экспедиции не является тем условием, нарушение которого влечет недействительность договора

Несоблюдение простой письменной формы лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но в то же время, не лишает их права приводить письменные и другие доказательства. При этом недействительность договора в случае несоблюдения простой письменной формы возможна, только если это прямо предусмотрено законом (ст. 162 ГК).

Ст. 802 ГК, не предусматривает в качестве последствия, нарушения письменной формы договора транспортной экспедиции его недействительность.

Законодатель, можно предположить, сделал это не случайно, потому что лишние формальности в данном контексте будут только замедлять и осложнять процедуру заключения договора транспортной экспедиции.

И все же, в подавляющем большинстве случаев договор экспедиции заключается в письменной форме.

Правительством РФ были утверждены Правила транспортно-экспедиционной деятельности, которые детализировали порядок заключения договора транспортной экспедиции, а также установили перечень экспедиторских документов (документов, подтверждающих заключение договора транспортной экспедиции).

Как отмечает А.Ю. Метелева, в проекте Правил изначально предусматривалось восемь форм транспортно-экспедиционных документов (поручение экспедитору, интермодальное весовое свидетельство отправителя, декларация отправителя о перевозке опасных грузов, складская расписка, экспедиторская расписка, экспедиторский сертификат перевозки, мультимодальный транспортный коносамент, мультимодальная транспортная накладная).

Все они были позаимствованы из международной практики и являлись копией экспедиторских документов, разработанных ФИАТА. По существу планировалось придать документам ФИАТА официальный статус в России[38].

В итоге осталось только три таких формы: поручение экспедитору, экспедиторская расписка и складская, расписка, как наиболее распространенные в российской практике. Порядок оформления и формы экспедиторских документов были утверждены Министерством транспорта РФ, Приказом № 23 от 11.02.2008 г.

Таким образом, для заключения договора транспортной экспедиции клиент в качестве оферты выдает заполненное и подписанное им поручение экспедитору, которое должно содержать полные и достоверные сведения о характере груза его маркировке, весе, объеме, а также о количестве грузовых мест.

Как только экспедитор получит поручение, он должен рассмотреть и направить его клиенту с отметкой о согласовании, либо с отказом в согласовании, подлежащих оказанию транспортно-экспедиционных услуг с указанием причин отказа. На ответ экспедитора распространяется правило о моменте, с которого акцептант считается связанным сделанным акцептом — поручение экспедитору подлежит исполнению с момента получения клиентом письменного подтверждения его согласования экспедитором.

Однако приведенная ситуация возможна, если речь идет о разовом поручении или поручении в рамках уже заключенного договора на транспортно-экспедиторское обслуживание.

Если поручение экспедитору не является разовым или оно направлено не в рамках уже заключенного договора экспедиции, включение в поручение всех существенных условий не превращает его — в договор транспортной экспедиции. Об этом говорят и Правила транспортно-экспедиционной деятельности (п. 7), указывающие, что экспедиторские документы являются неотъемлемой частью договора транспортной экспедиции.

Как верно отмечает А. Степанова, перед тем, как воспользоваться услугами экспедитора (посредством направления поручения экспедитору), клиент должен дополнительно заключить договор транспортной экспедиции[39].

Таким образом, законодательством прямо предусмотрено, что поручение экспедитору — это не договор, а документ, подтверждающий факт заключения договора транспортной экспедиции.

Документами, подтверждающими заключение договора транспортной экспедиции, так же являются экспедиторская и складская расписки.

Экспедиторская расписка является документом, подтверждающим получение экспедитором груза от клиента либо от указанного в поручении экспедитору грузоотправителя. Экспедиторская расписка выдается экспедитором клиенту при приеме груза и предоставляет экспедитору право владения грузом до момента передачи груза клиенту либо указанному им грузополучателю по окончании перевозки. Применение экспедиторской расписки в российской практике отличается от практики ФИАТА.

Например, выдача экспедитором экспедиторской расписки (FIATA Forwarders Certificate of Receipt, FIATA FCR) свидетельствует, что экспедитор принял товар и в дальнейшем право распоряжения принадлежит исключительно ему. Продавец получает FCR как подтверждение того, что он выполнил свои обязательства по продаже. С момента выдачи FCR продавец теряет право распоряжения грузом, о чем говорит соответствующий пункт в FCR, согласно которому инструкции по экспедированию груза могут быть изменены или отменены только при условии возврата экспедитору оригинала FCR. Принимая от экспедитора FCR, продавец подтверждает это.

Однако экспедиторская расписка согласно законодательству РФ не обладает таким свойством. Пункт 10 Правил транспортно-экспедиционной деятельности говорит, что клиент на любом этапе исполнения договора транспортной экспедиции имеет право отозвать ранее выданное поручение экспедитору с обязательным возмещением последнему фактических расходов, связанных с исполнением поручения. Таким образом, отзыв поручения экспедитору влечет за собой обязанность экспедитора вернуть клиенту принятый груз. Тем самым, экспедиторская расписка не лишает продавца права распоряжения грузом и не является безотзывной.

Складская расписка выдается клиенту в том случае, если экспедитор принимает груз — клиента на складское хранение. Расписка подтверждает получение складируемого товара и содержит условия его хранения и выдачи. Складская расписка, согласно действующему законодательству, не является обращающимся инструментом и потому передача прав по ней (например, права изъятия товара с товарного склада) происходит на основании общих норм об уступке требования.

Вывод о том, что именно три указанных выше документа подтверждают заключение договора транспортной экспедиции, сделан и судебными органами.

Так, стороны заключили соглашение по доставке груза по договору на транспортно-экспедиционное обслуживание. В соответствии с соглашением поставщик принял на себя обязательство выполнить и/или организовать выполнение определенных соглашением транспортно-экспедиционных услуг, связанных с перевозкой товара покупателя, а покупатель — принять услуги поставщика и оплатить их в порядке, оговоренном в данном соглашении. При рассмотрении дела, связанного с нарушением указанного соглашения, суд высказал следующую правовую позицию: само по себе указание в соглашении на обязанность, поставщика оказать или организовать оказание транспортно-экспедиционных услуг не может свидетельствовать о заключении сторонами договора об оказании транспортно-экспедиционных услуг.

Характерными признаками договора транспортной экспедиции являются оказание услуг по организации перевозок грузов любым видом транспорта и оформлению перевозочных документов, документов для таможенных целей и других документов, необходимых для осуществления перевозок грузов.

При этом заключение договора транспортной экспедиции в силу положений ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности» и Правил транспортно-экспедиционного обслуживания должно подтверждаться соответствующими экспедиторскими документами (поручением экспедитору, экспедиторской распиской, складской распиской).

Однако ответчик не смог предоставить указанных экспедиторских документов.

Указанное обстоятельство послужило основанием для отказа в признании соглашения договором транспортной экспедиции[40].

Таким образом, порядок заключения договора транспортной экспедиции включает ряд особенностей:

1. Договор заключается в простой письменной форме;

2. Должны быть достигнуты соглашения по всем существенным условиям;

3. Договор может заключаться путем составления экспедиторских документов: поручение экспедитору, экспедиторская расписка и складская расписка.

Но вследствие различных противоречий и недоработок экспедиторские документы редко используются. В основном стороны регулируют соответствующие вопросы в договоре, что не противоречит законодательству.

Необходимо отметить, что порядок заключения договора транспортной экспедиции и практика применения экспедиторских документов далеки от совершенства и требуют дальнейшей законодательной проработки.

ГЛАВА 4. ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ СТОРОН ПО ДОГОВОРУ ТРАНСПОРТНОЙ ЭКСПЕДИЦИИ

§ 4.1. Права и обязанности клиента по договору транспортной экспедиции

Сторонами договора транспортной экспедиции являются экспедитор и клиент. В качестве клиента по договору могут выступать как отправитель, так и получатель груза. Законодатель прямо предусмотрел, что в качестве клиента могут выступать только грузоотправители или грузополучатели. Грузоотправителями и грузополучателями по договору транспортной экспедиции могут быть как физические лица или юридические лица любой организационно-правовой формы, обладающие должной правосубъектностью, так и Российская Федерация, ее субъекты и муниципальные образования.

Другим участником договора транспортной экспедиции, является экспедитор. Проект Закона «О транспортно-экспедиционной деятельности» признавал экспедитором сторону договора транспортной экспедиции, принявшую на себя обязанности выполнить или организовать выполнение определенных этим договором экспедиционных услуг. Однако определение понятия «экспедитор» в дальнейшем не нашло своего закрепления в этом нормативно-правовом акте[41].

Осуществление транспортно-экспедиционной деятельности на постоянной основе, ее возмездный характер, круг обязанностей экспедитора, безусловно, свидетельствуют, что транспортно-экспедиционная деятельность представляет собой один из видов предпринимательской деятельности. Это означает, что экспедитором может быть либо юридическое лицо, зарегистрированное в качестве предпринимателя в установленном законом порядке, либо физические лица, имеющие статус индивидуального предпринимателя. Выполнять функции экспедитора, в соответствии с п. 2 ст. 801 ГК, может и перевозчик.

Совокупность прав и обязанностей сторон составляют содержание договора транспортной экспедиции в его качестве правоотношения. При этом объем прав и обязанностей экспедитора во многом определяется «характером поручения; возложенного клиентом на экспедитора по конкретному договору»[42] и «этапа транспортного процесса, который им обслуживается»[43].

Согласно ст. 801 ГК и п. 2 ст. 5 Закона о транспортной экспедиции, клиент обязан возместить расходы экспедитора, связанные с исполнением поручения клиента (так как услуги выполняются «за счет клиента») и уплатить причитающееся экспедитору вознаграждение (в связи с тем, что услуги выполняются экспедитором «за вознаграждение»).

Обязанность клиента возместить расходы экспедитора, связанные с исполнением поручения, влечет возникновение вопроса — возможна ли ситуация, при которой экспедитор предъявит клиенту требование о возмещении расходов в большем размере, чем согласован в договоре. Думается, что ответ на этот вопрос должен быть утвердительным. Так, например, п. 2 ст. 3 Закона предоставляет экспедитору право, в том случае, если это не запрещено договором и осуществляется в интересах клиента, выбирать или изменять вид транспорта, маршрут перевозки груза, последовательность перевозки груза различными видами транспорта. И указанные изменения могут увеличить размер расходов, подлежащих возмещению клиентом. При этом экспедитор обязан немедленно уведомлять клиента о произведенных изменениях.

Если же экспедитор отступает от указаний клиента. А именно, от согласованного размера расходов, в отличных от вышеперечисленных случаях (например, осуществление дополнительных услуг, оказание услуг по более высокой цене и т.п.).

Он обязан запросить клиента о его согласии на такое изменение. И, как показывает арбитражная практика, неисполнение указанной обязанности влечет для экспедитора угрозу отнесения данных расходов на него.

Другая обязанность клиента предусмотрена п. 2 ст. 802 ГК — клиент должен выдать экспедитору доверенность в случае, если это необходимо для выполнения его обязанностей.

Выдавая экспедитору доверенность, клиент должен обращать внимание на то, чтобы объем полномочий, предоставленных экспедитору в доверенности, не сужал объем полномочий экспедитора, предусмотренных договором транспортной экспедиции. При несовпадении объема полномочий доверенности и договора, преимуществом в отношениях с третьими лицами будет обладать доверенность, так как в данном случае, по аналогии- закона применяется ст. 977 ГК, согласно которой доверитель вправе отменить поручение в любое время. И убытки, возникшие в результате того, что объем полномочий экспедитора, выраженных в доверенности, меньше объема, предоставленного договором транспортной экспедиции, экспедитор вправе взыскать с клиента, так как они вызваны ненадлежащим исполнением договора последним.

Не менее важной обязанностью клиента является предоставление экспедитору документов и другой информации о свойствах груза, об условиях его перевозки, а также иной информации, необходимой — для исполнения, экспедитором обязанности, предусмотренной договором транспортной экспедиции.

Непредставление, равно как и предоставление неверной информации о свойствах груза, условиях его перевозки может вызвать для клиента не только экономически неблагоприятные последствия, но и привести к возникновению чрезвычайных ситуаций. Например, если клиент не сообщит экспедитору информацию о том, что перевозимый груз, является опасным.

Вместе с тем, в литературе можно встретить мнение, что «клиент обычно не является компетентным в области перевозок грузов и часто не знает, является ли предоставленная им информация полной. Поэтому экспедитор обязан запрашивать дополнительную, необходимую для выполнения им своих обязанностей, информацию»[44].

Такая активная роль экспедитора в получении необходимой информации и проверки ее полноты прямо не установлена ни ГК РФ, ни Законом о транспортной экспедиции. Но, так как предоставляемая клиентом информация является информацией организационного характера, т.е. «носит упорядочивающий (технический) характер и служит поддержанию нормального развития некоторых отношений»[45], обязанность экспедитора по проверки полноты такой информации, может быть выведена посредством систематического толкования правовых норм.

Так, в соответствии со ст. 804 ГК РФ в случае непредставления, клиентом необходимой информации экспедитор вправе не приступать к исполнению соответствующих обязанностей до предоставления такой — информации (п. 3), экспедитор обязан сообщить клиенту об обнаруженных недостатках, полученной информации, а в случае необходимости запросить у клиента необходимые дополнительные сведения (п.4).

Материалы судебной практики также подтверждают вывод о том, что действия по предоставлению и получению информации находятся в сфере общих интересов клиента и экспедитора.

Так, судом было отказано клиенту во взыскании, с экспедитора убытков, причиненных, ненадлежащим исполнением договора транспортной экспедиции; поскольку клиент сам ненадлежащим образом исполнил условия договора (не сообщил предпринимателю необходимую информацию, сведения о правилах перевозки алкогольной продукции и необходимости заключить договор охраны (сопровождения) подразделениями МВД).

В то же время суд отказал в удовлетворении встречного иска экспедитора о взыскании убытков с клиента, в силу того, что экспедитор не предпринял каких-либо действий, направленных на получение необходимой информации или приостановление дальнейшего исполнения своих обязательств по договору[46].

Закон о транспортной экспедиции (п. 1 ст. 5) расширил перечень требований, которым должна отвечать предоставляемая клиентом информация — она должна быть не только полной; но и точной и достоверной.

При этом достоверная информация — это та, которая не вызывает сомнений, а точная — та, которая полностью соответствует действительности. Обязанность предоставления такой информации в полной мере лежит на клиенте, так именно он обладает всей полнотой сведений о свойствах, наименовании груза и его других характеристиках. Экспедитор же, в рамках предоставленных ему п. 5 ст. 3 Закона, вправе проверить достоверность информации. Однако он не должен фактически проверять свойства, состояние груза, в связи с тем, что подобная проверка точности информации находится вне его обязанностей. Более того, даже в случае, если экспедитор решит проверить предоставленную клиентом информацию, думается, он должен ограничиться проверкой ее полноты, отсутствием противоречивости, двусмысленности и т.п. И осуществлять указанную проверку экспедитор обязан лишь в объеме его профессиональных знаний о процессе погрузки-выгрузки, перевозки, таможенного оформления и иных экспедиционных операций.

Помимо перечисленных нами, можно выделить и иные обязанности клиента. Так, например, Н.В. Морозова в своем диссертационном исследовании пишет: «В соответствии с Законом о транспортно- экспедиционной деятельности на клиента возлагается обязанность осуществить получение и приемку груза в соответствии с правилами, установленными Законом (ст.8).

Однако однозначно согласиться с таким мнением нельзя. Правила транспортно-экспедиционной деятельности (п. 3) предусматривают, что грузополучатель — это лицо, уполномоченное принять груз у экспедитора после окончания перевозки. А будет им непосредственно клиент или иное лицо, не являющееся стороной договора транспортной экспедиции, стороны договора определяют самостоятельно.

Вместе с тем, приемка и получение груза должны осуществляться получателем с должным вниманием. И нарушение данной обязанности может повлечь для получателя негативные последствия. Если во время выдачи груза получатель, указанный в договоре транспортной экспедиции, или уполномоченное им лицо не уведомили экспедитора в письменной форме об утрате, о недостаче или повреждении (порче) груза и не указали общий характер недостачи или повреждения (порчи) груза, считается, если не доказано иное, что они получили груз неповрежденным.

Информирование экспедитора об одном из вышеуказанных обстоятельств оформляется специальным документом — уведомлением. В зависимости от ситуации в нем указывается либо полное отсутствие груза, либо его недостающее количество, либо характер повреждения. Помимо отдельного документа, уведомление экспедитора может быть произведено посредством проставления соответствующий записи, сделанной при проставлении отметки о получении груза на документе экспедитора.

На практике возможны ситуации, когда повреждение (порча) груза или его недостача не могут быть выявлены при приемке груза обычным способом, т.е. имеются скрытые недостатки.

В отношении таких недостатков уведомление экспедитора может быть сделано в течение тридцати календарных дней со дня приемки груза (п. 2 ст. 8 Закона).

Кроме рассмотренных, в любой конкретный договор транспортной экспедиции по усмотрению сторон могут быть включены и иные обязанности клиента. Сущность большинства из них заключается в обеспечении надлежащего исполнения экспедитором принятых на себя обязательств (например, обязанность подготовить место погрузки грузов, обеспечить работу складов в установленное время, в том числе выходные и праздничные дни, «обеспечить автотранспорт и агентов экспедитора пропуском на территорию своих складов»[47] и пр.).

§ 4.2. Права и обязанности экспедитора по договору транспортной экспедиции

Услуги, оказываемые экспедитором по различным договорам транспортной экспедиции, могут существенно отличаться в зависимости от потребностей клиента. Так, перечень услуг экспедитора будет варьироваться в зависимости от вида транспорта, посредством которого должна быть осуществлена перевозка, от того, заключен ли договор транспортной экспедиции по организации доставки, либо же по обеспечению отправки (получения) груза, а также от многих других факторов. Однако можно вычленить определенные обязанности экспедитора, свойственные различным видам транспортной экспедиции.

Первую такую обязанность, или скорее первый этап сотрудничества сторон, условно можно назвать консультационной. Суть ее заключается в том, что экспедитор дает клиенту рекомендации по формированию и формулировкам транспортных условий договоров. «Консультирует грузоотправителей и грузополучателей, при выборе вида средства транспорта с точки зрения его удобства, скорости и стоимости доставки груза»[48].

Такое взаимодействие, в первую очередь, выгодно для клиента, так как он не является специалистом в области перевозочного процесса и «заинтересован в выборе такого способа доставки, который бы защищал его интересы, тем более что доля транспортных затрат в цене товара в среднем составляет 10-12 %, а по таким товарам, как каменный уголь, транспортные затраты могут увеличивать себестоимость угля; зафиксированную в месте его добычи более чем на 100%»[49].

Другая обязанность экспедитора, свойственная любому договору транспортной экспедиции, предусмотрена п. 1 ст. 4 Закона и заключается в том, что экспедитор обязан оказывать услуги в соответствии с договором транспортной экспедиции. Существование данной обязанности не вызывает сомнения, тем не менее, остается неясным, чем была вызвана необходимость включения ее в Закон. Обязанность экспедитора оказывать услуги в соответствии с договором является частным случае более общей обязанности — обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов (п. 1 ст. 309 ГК).

Так как обязательства возникают из договоров, экспедитор, надлежащим образом соблюдающий условия договора и действующий в его рамках, автоматически «оказывает услуги в соответствии с договором транспортной экспедиции».

Следующая обязанность экспедитора определяется правовой природой договора транспортной — это обязанность экспедитора заключить от своего имени или от имени клиента договор перевозки груза. При этом в зависимости от характера договорных отношений с клиентом, экспедитор заключает различные договоры с перевозчиком. Так, если экспедитор является крупным участником транспортного рынка, обладающим обширной клиентской базой, либо если он имеет долгосрочные транспортно- экспедиционные договоры с клиентом, в этом случае экспедитор заключает договор об организации перевозок грузов. В соответствии с договором об организации перевозок перевозчик обязуется в установленные сроки принимать к перевозке грузы в обусловленном количестве; экспедитор же, действующий от собственного имени и выступающий в отношениях с перевозчиком в роли грузовладельца, обязуется предъявлять к перевозке грузы в обусловленном объеме. В противном случае, если клиент обращается к экспедитору с разовым поручением, экспедитор заключает договор на конкретную перевозку.

Важной услугой, оказываемой экспедитором клиенту в процессе транспортно-экспедиционной деятельности, является хранение. Несмотря на тот факт, что законодатель рассматривает указанная услугу как дополнительную, т.е. необязательную для договора транспортной экспедиции, хранение является важным элементом транспортно- экспедиционной деятельности.

В процессе транспортно-экспедиционной деятельности необходимость в хранении возникает, в частности, когда груз не может быть непосредственно перегружен из транспортного средства одного вида транспорта в транспортное средство другого (например, вагон-борт судна), когда возникает необходимость в перевозке сборного груза, требуется упаковка груза или иные операции с грузом.

Отношения сторон по хранению оформляются складской распиской, выдаваемой экспедитором клиенту. Обязанность выдать груз возникает у экспедитора только по предъявлении оригинала расписки. В международной торговой практике экспедиторская складская расписка является оборотной — и действует так же, как ценная бумага. Однако российское законодательство не относит складское свидетельство к числу ценных бумаг (в отличие от двойного и простого складских свидетельств).

В этой связи передача прав по складской расписке возможна только путем уступки прав требования, и груз может быть выдан держателю расписки только при условии правильного оформления передачи прав — всеми последовательными держателями расписки, о чем делается запись на оборотной ее стороне.

К числу обязанностей экспедитора может быть отнесено приведение груза в транспортабельное состояние. В частности, под этим понимается выполнение работ по упаковке товара. Упаковка товара — комплекс мероприятий по обеспечению сохранности товаров — при хранении и транспортировке и приданию грузу транспортабельного, состояния. Это достигается путем предохранения груза от повреждений с помощью тары и упаковочных материалов. Требования к упаковке должны учитывать множество факторов, например, возможность перегрузки в пути, температурный режим перевозки, времени года, в которое осуществляется перевозка, совместимость с другими грузами, способом оплаты за транспортирование (за поддон, контейнер и т.д.).

Не стоит забывать и таком факторе, как законодательные требования к упаковке (например, в случае упаковки груза в сено, солому и подобные им материалы растительного происхождения, от участников перевозочного процесса могут потребовать предоставления свидетельства о дезинфекции этих материалов).

Другой услугой, оказываемой экспедитором в процессе приведения груза в транспортабельное состояние, является его маркировка. Маркировкой называют надписи, рисунки, знаки и условные обозначения, которые наносят на грузовое место (единицу тары с содержимым или несколько таких единиц, составляющих единое целое при транспортировании) для опознания груза и характеристики способов обращения с ним при перевозке, хранении и выполнении погрузочно-разгрузочных работ[50].

Маркировка имеет большое значение для облегчения перегрузок товара в пути, для таможенного контроля, хранения товара, для более быстрого получения груза от перевозчика. Выделяют несколько разновидностей маркировок:

  • товарная маркировка, т.е. обозначения, необходимые для адресата — получателя груза: наименование грузополучателя и отправителя (или заменяющие их условные знаки), вес нетто и брутто, номер контракта, номер данного места;
  • грузовая маркировка, под которой понимаются сведения, необходимые транспортной организации, перевозящей груз: наименование стран и пунктов отправления и назначения, маршрут при перегрузках;
  • транспортная маркировка — обозначения, необходимые во время перевозки: номера вагонов и люков, номер транса (внутреннего номера партии), название судна и др.

(эти обозначения в отличие от других делаются не грузоотправителем, а транспортной организацией, принявшей груз к перевозке);

  • специальная маркировка, т.е. обозначения, указывающие, как надо обращаться с товаром во время его перевозки, погрузки-разгрузки, хранения.

Следует учитывать, что маркировка является одним из существенных элементов таможенного контроля в ходе осуществления международных перевозок.

Дополнительно оказываемой экспедитором услугой может быть организация погрузочно-разгрузочных работ в пунктах погрузки-выгрузки, а также в пунктах перевалки грузов с одного вида транспорта на другой. Речь идет именно об организации указанных работ, так как на практике для их осуществления экспедитор привлекает других лиц. Как отмечает К.И. Плужников, «при организации погрузки-выгрузки выбор исполнителя имеет большое значение, как для экспедитора, так и для перевозчика. От квалификации персонала, оснащенности механизмами зависит качество и интенсивность погрузки-разгрузки, на исполнение которых зачастую затрачивается до 40-50% общего эксплуатационного времени транспортного средства».

При осуществлении погрузочно-разгрузочных работ оказываются стивидорные, терминальные, а также тальманские услуги. Наибольшее распространение указанные услуги получили в морских портах.

Стивидорные услуги — это услуги по погрузке-выгрузке груза, размещению и укладке груза в транспортном средстве для обеспечения сохранности и безопасности груза. Для осуществления погрузочно- разгрузочных услуг экспедитор и стивидор заключают договор, в соответствии с которым экспедитор обычно обязан заблаговременно сообщать срок подхода транспортного средства, количество и характеристику груза, а если это судно, то распределение груза по трюмам, наличие и исправность грузовых средств на борту, их сертификацию; при погрузке экспедитор обычно должен согласовать каргоплан и организацию работ, обеспечить освещение мест осуществления погрузки, выполнить иные действия, необходимые для быстрой и качественной погрузки.

Под терминальными услугами понимаются услуги по перевалке, приему, хранению, сортировке, отправке груза; работы плавучих и береговых кранов; затарку (растарку) контейнеров, трейлеров; комплекс работ с грузом на причале, включая укладку груза на укрупненные средства (трейлеры), укладку в контейнеры и доставку груза на специализированные суда (контейнеровозы).

При осуществлении погрузки оказываются и тальманские услуги, которые включают в себя счет груза, перевозимого со счетом мест, в ходе его погрузки в транспортное средство (в судно) и выгрузку из него: Обычно тальманы выполняют не только подсчет груза, но и ряд других сопутствующих операций: проверку состояния грузовых мест, проверку маркировки и внешнего состояния груза, организуют сортировку и подборку грузов в соответствии со сменно-суточным планом и каргопланом. В случае обнаружения повреждений груза, или иных нарушений или отступлений от условия договора, тальманы уведомляют об этом экспедитора.

При этом, выдаваемые тальманами документы имеют важное, доказательственное, значение. В крупных зарубежных портах существуют ассоциации, так называемых, присяжных тальманов — присяжных весовщиков, действующих на основании полномочий, которые им предоставляют местные власти или торговые палаты. Они осуществляют проверку веса разгружаемого груза путем взвешивания, которое производится обычно во время разгрузки товара или через некоторое время после ее окончания. Результаты взвешивания фиксируются в выдаваемых ими отвесах (весовых сертификатах), которые признаются арбитражем бесспорным доказательством веса.

В настоящее время, в связи с усложнением комплекса услуг, оказываемых в ходе транспортировки грузов, происходит процесс все большей специализации его участников и экспедитору отводится важная роль организатора согласованной работы этих участников.

Следующая важная обязанность экспедитора — выполнение таможенных и иных формальностей.

Экспедитор может принимать на себя обязательство по подбору таможенного кода товара, который определяет, какие документы требуются для таможенного оформления товара (лицензии, сертификаты: самые распространенные из них ветеринарный и санитарный сертификат и т.д.), по составлению грузовой таможенной декларации[51].

В настоящее время экспедитор также может возложить свою обязанность по таможенному оформлению товара на специальную организацию — таможенного брокера, т.е. посредника, совершающего таможенные операции от имени и по поручению декларанта или иного лица, на которого возложена обязанность или которому предоставлено право совершать таможенные операции в соответствии с Таможенным кодексом РФ.

При этом, как разъяснила Федеральная таможенная служба в своем письме, согласно ст. 801 ГК РФ и Федеральному закону «О транспортно-экспедиционной деятельности» договор транспортной экспедиции не предусматривает наделения экспедитора правом распоряжения перевозимыми товарами. В связи с этим договор транспортной экспедиции, предусматривающий оказание российским экспедитором услуг по оформлению документов для таможенных целей, не может рассматриваться в — качестве достаточного основания для — наделения его статусом декларанта (т.е. лица, которое декларирует товары либо от имени которого декларируются товары).

Возможность же выполнения экспедитором в качестве дополнительных услуг таможенных и иных формальностей может быть реализована только при соблюдении условия, установленного ТК РФ для участия в таможенных операциях посредников — получения статуса таможенного брокера (представителя).

Следовательно, таможенное оформление товаров экспедитор может осуществить сам только в случае, если он является таможенным брокером. Во всех остальных случаях он вынужден обращаться к специализированной организации под угрозой отнесения на него убытков, вызванных отказом в принятии от него грузовой таможенной декларации таможенным органом в связи с подачей неуполномоченным лицом, возможной конфискации товара и применения в отношении сотрудников экспедитора мер административной ответственности.

Говоря об услугах, оказываемых экспедитором, нельзя не отметить и осуществление расчетов с перевозчиками и иными субъектами гражданского оборота, с которыми экспедитор вступает в договорные отношения в ходе организации перевозки груза.

К расчетным операциям, совершаемым экспедитором, относят оформление и оплату провозных платежей, сборов и штрафов; проведение расчетных операций за перевозку и перевалку грузов с отдельными станциями, портами и пристанями, за проведение погрузочно-разгрузочных и иных работ, выполняемых в начальных, перевалочных и конечных пунктах.

Помимо названных, расчетными операциям будут являться: расчеты по переборам и недоборам провозной платы и сборов, выплаты за хранение, за таможенное оформление грузов, за подачу, очистку перевозочных средств, переадресовку грузов, уплата штрафных санкций контрагентам, а также органам государственной власти. При этом необходимо отметить, что расчетные операции не ограничены только процессом исполнения договора транспортной экспедиции по организации доставки груза (отправления), но могут осуществляться на любой стадии транспортного процесса (например, при оплате погрузки-разгрузки).

Экспедитор, во исполнение обязательств по договору, вправе заключать договоры, как от своего имени, так и от имени клиента. В том случае, если договоры заключаются от имени клиента, то у экспедитора появляется обязанность представить клиенту оригиналы указанных договоров (п. 4 ст. 4 Закона).

Законодательно установлен императивный срок, в течение которого договоры должны быть переданы клиенту: заключенные экспедитором от имени клиента оригиналы договоров должны быть предоставлены клиенту при приеме груза экспедитором. Представляется возможной ситуация, при которой экспедитору в ходе дальнейшего процесса транспортно- экспедиционного обслуживания определенного груза потребуются оригиналы договоров, заключенных экспедитором от имени клиента. Полагаем, что в данном случае подлежать применению будет п. 1 ст. 804 ГК РФ, согласно которой клиент обязан представить экспедитору необходимые документы (а это именно тот случай) для исполнения его обязанностей. На практике многие договоры заключаются экспедитором после приемки груза от клиента. Указанная ситуация не нашла своего законодательного регулирования нормами о договоре транспортной экспедиции, в силу чего к ней должен применяться разумный срок, определение которого установлено общими нормами ГК РФ (ст. 314).

Страхование груза является обязанностью экспедитора, которая должна быть прямо предусмотрена в договоре. В противном случае экспедитор не вправе заключать от имени клиента договор страхования груза. Однако представляется, что экспедитор вправе заключить договор страхования груза и при отсутствии подобной обязанности в договоре. Речь в данном случае, идет о наличии у экспедитора доверенности, которая уполномочивает его на подобное действие.

Безусловно, перечисленные нами обязанности экспедитора не являются исключительными и в зависимости от условий конкретной перевозки, требований клиента, свойств груза и прочих факторов, перечень может изменяться и дополняться иными обязанностями (например, по сопровождению груза в пути, по подготовке и оборудованию подвижного состава).

ГЛАВА 5. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ СТОРОН ЗА НАРУШЕНИЕ УСЛОВИЙ ДОГОВОРА ТРАНСПОРТНОЙ ЭКСПЕДИЦИИ

§ 5.1. Ответственность экспедитора за нарушение условий договора транспортной экспедиции

К участникам гражданского оборота, в случае нарушения ими договорных обязательств, применяется один из видов юридической ответственности — гражданско-правовая ответственность, которая определяется следующим образом: гражданско-правовая ответственность есть санкция за правонарушение, вызывающая для нарушителя отрицательные последствия в виде лишения субъективных гражданских прав либо возложения новых или дополнительных гражданско-правовых обязанностей[52].

Общие основания ответственности экспедитора по договору транспортной экспедиции предусмотрены п. 1 ст. 803 ГК, а также п. 1 ст. 6 Закона «О транспортно-экспедиционной деятельности», в которой практически дословно воспроизведена норма, содержащаяся в п. 1 ст. 803 ГК. Согласно упомянутым статьям, за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по договору экспедиции экспедитор несет ответственность по основаниям и в размере, которые определяются в соответствии с правилами главы 25 ГК.

При этом глава 3 Закона о транспортной экспедиции предусматривает несколько случаев наступления ответственности экспедитора, которые группируются в зависимости от характера тех нарушений, которые допущены экспедитором при осуществлении договора, и включает в себя ответственность:

  • за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза;
  • за нарушение срока исполнения обязательств по договору экспедиции.

К выполнению любой из транспортно- экспедиционных операций клиентом предъявляется два основных требования:

  • во-первых, при выполнении операции не должно произойти утраты, недостачи или повреждения груза;

— во-вторых, экспедиционная операция должна быть совершена в обусловленный договором срок. И невыполнение экспедитором обязанностей по договору приводит, в конечном счете, либо к нарушению сохранности груза, либо нарушению срока исполнения обязательств по договору.

Так, рассматривая дело, суд установил, что между заказчиком и экспедитором заключен договор транспортной экспедиции, согласно которому экспедитор обязался обеспечить доставку отправлений заказчика из пункта отправления в, пункт назначения в том же количестве и состоянии, в котором он был принят для отправки. При приемке и осмотра груза заказчиком выявлено, что груз полностью не пригоден к использованию. Причиной этого послужило несоответствие тары груза, отправляемого в адрес заказчика, требованиям экспедитора.

При этом суд установил, что пунктом 3.1.1. договора экспедиции предусматривается, что по желанию заказчика либо в соответствии с имеющимися требованиями экспедитором может быть осуществлено укрепление тары. В обязанности экспедитора в соответствии с п. 3.2.2. договора входит обеспечение в случае необходимости груза требуемыми креплениями для перевозки.

Пунктом 7.1 договора экспедитору предоставлено право оказывать в интересах заказчика дополнительные услуги, хотя и не предусмотренные договором, но направленные на выполнение экспедитором принятых на себя обязательств по оказанию заказчику услуг, связанных с доставкой отправления.

Вместе с тем, в материалах дела отсутствуют доказательства совершения ответчиком каких-либо действий, направленных на извещение истца о несоответствии типа тары груза, отправляемого в адрес последнего, требованиям экспедитора либо действий, направленных на предотвращение повреждения груза.

Суд усмотрел в действиях ответчика нарушение ст. 803 ГК и аналогичной ей нормы, содержащейся в п.1 ст.6 Закона о транспортной экспедиции, на основании чего взыскал с ответчика в полном объеме убытки истца, вызванные порчей груза .

В этой связи в нашей работе следует рассмотреть вопросы ответственности экспедитора только за утрату, недостачу, повреждение (порчу) груза, а также за нарушение срока исполнения обязательств по договору экспедиции.

Экспедиторская деятельность по своему характеру является предпринимательской. Это означает, что по общему правилу, экспедитор несет гражданско-правовую ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение принятых на себя обязательств вне зависимости от наличия вины, т.е. экспедитор несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы.

Указанный вывод подтверждается и судебной практикой. Так, например, в Постановлении ФАС Московского округа отмечено, что «как предприниматель экспедитор отвечает независимо от наличия его вины»[53], что служит цели повышения бдительности, применения повышенных мер предосторожности. Однако вина далеко не во всех случаях является необходимым условием применения санкции. Существует несколько исключений из принципа, об ответственности экспедитора вне зависимости от наличия вины.

Первое исключение предусмотрено п. 2 ст. 803 ГК, п. 2 ст. 6 Закона и заключается в следующем. В случае, если экспедитор докажет, что нарушение обязательства вызвано ненадлежащим исполнением договора перевозки, ответственность перед клиентом экспедитора, заключившего договор перевозки, определяется на основании правил, по которым перед экспедитором отвечает соответствующий перевозчик.

На практике это означает следующее, если экспедитор докажет, что ненадлежащее исполнение им своих обязательств по договору транспортной экспедиции произошло из-за ненадлежащего выполнения договора перевозки перевозчиком, то экспедитор будет нести ограниченную ответственность перед клиентом. В частности, в форме возмещения прямого ущерба или его части, но не упущенной выгоды, либо в форме исключительной неустойки).

Ограниченный размер ответственности в определенной степени служит защите интересов экспедитора.

Помимо ограниченного характера ответственности за нарушение обязательств по перевозке имеет еще одну особенность. Заключается она в том, что транспортным законодательством могут быть предусмотрены особые случаи освобождения перевозчика от ответственности за нарушение обязательств по перевозке груза.

Пункт 2 статьи 794 ГК РФ указывает: перевозчик и отправитель груза освобождаются от ответственности в случае неподачи транспортных средств, либо неиспользования поданных транспортных средств, если это произошло вследствие:

  • непреодолимой силы, а также иных явлений стихийного характера (пожаров, заносов, наводнений) и военных действий;
  • прекращения или ограничения перевозки грузов в определенных направлениях, установленного в порядке, предусмотренном соответствующим транспортным уставом и кодексом;
  • в иных случаях, предусмотренных транспортными уставами и кодексами.

Так, ст. 95 Устава железнодорожного транспорта предусматривает, что перевозчик несет ответственность за несохранность груза, грузобагаж, после принятия его для перевозки и хранения и до выдачи его грузополучателю (получателю), если не докажет, что утрата, недостача или повреждение (порча) груза, грузобагажа произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить или устранить по не зависящим от него причинам, в частности вследствие:

  • причин, зависящих от грузоотправителя (отправителя) или грузополучателя (получателя);
  • особых естественных свойств перевозимых груза, грузобагажа;
  • недостатков тары или упаковки, которые не могли быть замечены при наружном осмотре груза, грузобагажа при приеме груза, грузобагажа для перевозки, либо применения тары, упаковки, не соответствующих свойствам груза, грузобагажа или принятым стандартам, при отсутствии следов повреждения тары, упаковки в пути;
  • сдачи для перевозки груза, грузобагажа, влажность которых превышает установленную норму.

На сегодняшний момент наиболее подробный и полный перечень условий, наличие которых освобождает перевозчика от ответственности, вызванной утратой (повреждением) принятого к перевозке груза, а также просрочкой в его доставке, содержится в Кодексе торгового мореплавания РФ. В соответствии со ст. 166 КТМ РФ перевозчик не несет ответственность за утрату или повреждение принятого для перевозки груза либо за просрочку его доставки, если докажет, что утрата, повреждение или просрочка произошли вследствие:

  • непреодолимой силы;
  • опасностей или случайностей на море и в других судоходных водах;
  • любых мер по спасанию людей или разумных мер по спасанию имущества на море;
  • пожара, возникшего не по вине перевозчика;
  • действий или распоряжений соответствующих властей (задержания, ареста, карантина и других);
  • военных действий и народных волнений;
  • действия или бездействия грузоотправителя или грузополучателя;
  • скрытых недостатков груза, его свойств или естественной убыли;
  • незаметных по наружному виду недостатков тары и упаковки груза;
  • недостаточности или неясности марок;
  • забастовок или иных обстоятельств, вызвавших приостановление либо ограничение работы полностью или частично;
  • иных обстоятельств, возникших не по вине перевозчика, его работников или агентов.

Следовательно, если экспедитор докажет, что ненадлежащее исполнение договора транспортной экспедиции непосредственно вызвано неисполнением или ненадлежащим исполнением перевозчиком обязательств по договору перевозки, заключенным экспедитором от своего имени, «… то применение в этом случае правил об ответственности перевозчика может означать, что экспедитор будет привлечен к ограниченной ответственности, либо вовсе освобожден от ответственности»[54].

Второе исключение из общего правила об ответственности экспедитора, связано с отступлением от начал безвиновной ответственности экспедитора, как предпринимателя. В соответствии с п. 3,4 ст. 6 Закона о транспортной экспедиции, в том случае, если экспедитор, оказывающий услуги, связанные с перевозками грузов в международном сообщении, докажет отсутствие в своих действиях (бездействии) вины в форме умысла или грубой неосторожности, то его ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение, предусмотренных договором обязанностей будет носить ограниченный характер. Как отмечают некоторые авторы, на практике ограничение уровня материальной ответственности экспедитора является распространенным мировым правилом[55].

Дополнительным условием, помимо отсутствия вины, является использование экспедитором соответствующего экспедиторского документа. Однако Закон о транспортной экспедиции не раскрывает понятия «соответствующий экспедиторский документ». Не вносят ясности и Правила транспортно-экспедиционной деятельности. Согласно п. 5 Правил, экспедиторскими документами являются:

  • а) поручение экспедитору (определяет перечень и условия оказания экспедитором клиенту транспортно-экспедиционных услуг в рамках договора транспортной экспедиции);
  • б) экспедиторская расписка (подтверждает факт принятия экспедитором для перевозки груза от клиента либо от указанного им грузоотправителя);
  • в) складская расписка (подтверждает факт принятия экспедитором у клиента груза на складское хранение).

Однако при перевозке грузов в международном сообщении стороны договора транспортной экспедиции могут предусмотреть использование и иных экспедиторских документов (п. 6 Правил).

Наличие приведенной нормы свидетельствует о том, что содержащийся в Правилах перечень применяется при осуществлении экспедиционной деятельности в национальных рамках. Перечня же документов, используемых при перевозках груза в международном сообщении Правила не приводят.

Однако на практике можно говорить о том, что соответствующими экспедиционными документами являются мультимодальный транспортный коносамент (Negotiable FIATA Multimodal Transport Bill of Lading — FBL), мультимодальная транспортная накладная (FIATA Way Bill — FWB) и складская расписка ФИАТА (FIATA Warehouse Receipt — FWR).

Вместе с тем, как отмечает С. Желаннов: «Экспедиторские документы FIATA имеют целый ряд преимуществ, но, к сожалению, в России они до сих пор официально не признаны».

Если приведенные ранее условия (отсутствие вины в форме умысла или грубой неосторожности, использование соответствующего- экспедиторского документа) соблюдены, то экспедитор в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения услуг при международных перевозках грузов будет нести ограниченную ответственность, размер которой составляет 666,67 расчетной единицы за место или иную единицу отгрузки (п. 3 ст. 6 Закона).

Ответственность в размере 666,67 СПЗ (специальные права заимствования) применяется за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора транспортной экспедиции, т.е. ответственности иной, нежели ответственность за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза. В том же случае, если при оказании экспедиционных услуг, связанных с перевозками грузов в международном сообщении, произошла утрата, недостача или повреждение (порча) груза, ответственность экспедитора не может превышать две расчетные единицы за килограмм общего веса утраченного, недостающего или поврежденного (испорченного) груза (п. 2 ст. 7 Закона).

Приведем пример из судебной практики.

Стороны заключили договор транспортной экспедиции, по условиям которого экспедитор обязался организовать выполнение, среди прочих, экспедиционных услуг, связанных с перевозками грузов в международном сообщении. Для организации перевозки в Россию экспедитором в Германии было получено 48 мест груза, которые экспедитор по CMR передал организации-перевозчику.

К месту назначения груз доставлен не был ввиду пропажи автомобиля перевозчика. В связи с тем, что договором транспортной экспедиции была предусмотрена ответственность экспедитора за убытки, включая прямой ущерб и упущенную выгоду, клиент обратился в суд с требованием о взыскании полной стоимости утраченного груза.

Суд не согласился с доводами истца о необходимости определения размера ответственности в соответствии с условиями договора и удовлетворил исковые требования в части, применив положения п. 2 ст. 7 Закона о транспортной экспедиции, согласно которой в случае оказания экспедиционных услуг, связанных с перевозками грузов в международном сообщении, ответственность экспедитора за утрату груза, предусмотренная настоящей статьей, ограничена, а именно: не может превышать две расчетные единицы за килограмм общего веса утраченного, если более высокая сумма не возмещена лицом, за которое отвечает экспедитор. Также суд указал, что, закрепляя в статье 11 Закона возможность установить в договоре транспортной экспедиции более высокий размер ответственности экспедитора по сравнению с установленным Законом или международным договором РФ размером ответственности, законодатель имел в виду возможность увеличения расчетной единицы при определении размера ответственности экспедитора за утрату, недостачу или повреждение груза.

Как и в случае с неисполнением или ненадлежащим исполнением договора транспортной экспедиции в международном сообщении, экспедитор должен доказать, что причиной утраты, недостачи или порчи груза не являются собственные действия экспедитора, совершенные умышленно или по неосторожности. Тем самым можно говорить о закреплении в Законе презумпции о неисполнении договора, а также утрате, повреждении или порче груза в результате действий (бездействия) экспедитора, совершенного умышлено или по грубой неосторожности. На экспедитора, не сумевшего доказать обратное, ответственность будет возложена в полном объеме.

Так, судом было установлено, что экспедитор не доказал, и в материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие, что. утрата груза произошла не вследствие собственного действия, экспедитора или собственного бездействия, совершенных умышленно или по грубой неосторожности. В этой связи суд не применил правила ограничения ответственности экспедитора, предусмотренные пунктом 3 статьи 6 и пунктом 2 статьи 7 ФЗ «О транспортной экспедиции» и взыскал убытки, вызванные утратой груза, в полном объеме[56].

В том же случае, если при выполнении предусмотренных договором услуг экспедитор возложил исполнение договора на третье лицо, которое допустило утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза и указанное третье лицо возместило или с него была взыскана сумма более чем два СПЗ за килограмм общего веса утраченного груза, то и экспедитор, осуществляющий международные сообщения должен нести перед клиентом повышенную ответственность, в размере полученной от третьего лица суммы. При этом клиент оказывается в состоянии неопределенности — он не знает, будет ли произведена экспедитору выплата, превышающая ограниченный размер ответственности или нет. Данная неопределенность может носить для клиента отрицательные последствия. Согласно п.4 ст. 12 Закона, претензии к экспедитору могут быть предъявлены в течение шести месяцев со дня возникновения права на предъявление претензии. В отношении возмещения убытков за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза право на предъявление претензии возникает со дня, следующего за днем, когда груз должен быть выдан. Следовательно, проблема заключается в том, что во-первых, в течение шести месяцев экспедитор может и не получить возмещение от третьего лица, а во-вторых, получив возмещение в размере двух СПЗ за килограмм, клиенту представляется невозможным узнать о размере возмещения третьим лицом экспедитору. В связи с тем, что в указанных случаях клиент не вступает в отношения с третьими лицами, виновными в утрате, недостаче или повреждении груза, и может даже не знать об их существовании, то его права на справедливое возмещение становятся ограниченными. И для их правовой защиты представляется необходимым предусмотреть в п. 2 ст. 7 Закона еще один случай, при котором возмещение клиенту будет превышать два СПЗ за килограмм общего веса утраченного, недостающего или поврежденного (испорченного) груза. Этим случаем выступает ситуация, когда клиенту предъявлены требования в большем размере третьим лицом, перед которым клиент отвечает за утрату, недостачу или повреждение груза.

В этой ситуации и экспедитор должен нести ответственность перед клиентом в востребованном с последнего объеме.

Рассмотренные случаи ограничения ответственности экспедитора применяются, как уже было отмечено, к оказанию услуг, связанных с международными перевозками грузов. Что касается ответственности экспедитора, осуществляющего деятельность внутри страны, то здесь законодатель предпочел выбрать единообразную модель ответственности, предусмотренную транспортными уставами и кодексами, а также Законом о транспортной экспедиции.

Экспедитор отвечает (п. 1 ст. 7 Закона) за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза после принятия его экспедитором и до выдачи груза получателю, указанному в договоре транспортной экспедиции, либо уполномоченному им лицу, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение (порча) груза произошли вследствие обстоятельств, которые экспедитор не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело.

Груз считается утраченным, если он не был выдан по истечении тридцати дней со дня истечения срока доставки, определенного договором транспортной экспедиции. А так же если такой срок договором не определен, в течение разумного срока, необходимого для доставки груза и исчисляемого со дня принятия экспедитором груза для перевозки (п.7 ст.7 Закона).

Приведем пример из судебной практики. Истец заключил с ответчиком договор транспортной экспедиции, согласно которому экспедитор обязался организовывать перевозки грузов клиента по территории Российской Федерации.

Для выполнения своих обязанностей по организации перевозок грузов ответчик заключил договор с перевозчиком. К перевозке груз был принят водителем перевозчика, что подтверждается товарными транспортными накладными.

Однако груз не был выдан в установленный срок грузополучателю, что и послужило основанием для предъявления иска о взыскании убытков истца, вызванных утратой груза.

В соответствии с п. 7 ст. 7 ФЗ от 30.06.2003 N 87-ФЗ «О транспортно- экспедиционной деятельности» груз считается- утраченным, если он не был выдан по истечении тридцати дней со дня истечения срока доставки, определенного договором транспортной экспедиции, или если такой срок договором не определен в течение разумного срока, необходимого для доставки груза и исчисляемого со дня принятия экспедитором груза для перевозки. Доказательств выдачи груза грузополучателю экспедитором не представлено.

Принимая во внимание, что стоимость груза доказана, а так же тот факт, что ответчик не доказал, что — утрата груза произошла вследствие обстоятельств, которые экспедитор не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело, суд, со ссылкой на п. 7 ст. 7, ст. 13 ФЗ Закона о транспортной экспедиции правомерно удовлетворил иск[57].

Установление 30-дневного срока невыдачи груза как критерия его утраты, на наш взгляд, возможно только в случае нарушения экспедитором договоров по организации доставки грузов «от двери до двери». Однако договор транспортной экспедиции может быть заключен не только на полное экспедиционное обслуживание (например, на выполнение определенных операций, таких как прием и сдача груза, подготовка груза к перевозке и т.д.).

И к этим отношениям представляется необоснованным применение 30- дневного срока.

Как отмечают некоторые авторы, «…с учетом того, что в современных рыночных отношениях столь продолжительное ожидание может быть еще и экономически невыгодным (т.е. привести к убыткам), то становится очевидным, что данные сроки необходимо пересмотреть в сторону их уменьшения в два раза»[58].

Тем не менее, даже сокращение установленного срока в 2 раза не является решением проблемы возможного возникновения убытков. На наш взгляд, в законе следует предусмотреть, что в случае осуществления отдельных экспедиционных операций, отличных от полного экспедиционного обслуживания, для признания груза утраченным должен применяться «разумный срок», определяемый по правилам, предусмотренным ст. 314 ГК.

Применение 30-дневного срока, установленного Законом о транспортной экспедиции для наступления факта утраты груза, может быть изменено. Для этого экспедитору необходимо доказать, что утрата груза произошла в связи с ненадлежащим исполнением договора перевозки. Если данный факт будет доказан, то подлежать применению будут нормы транспортных уставов или кодексов того вида транспорта, посредством которого осуществляется перевозка. Так, например, ст. 45 УЖТ предусматривает, что груз считается утраченным, если он не выдан грузополучателю по истечении тридцати дней со дня истечения срока доставки или по истечении четырех месяцев со дня приема груза для перевозки в прямом смешанном сообщении.

Под частичной утратой (недостачей) груза понимается выдача груза в количестве, меньшем против принятого к перевозке (уменьшение веса, меры или числа предметов, представляющих собой единую величину и образующих одну отправку. При этом необходимо обратить внимание на следующее: если утрачена часть груза, образующего единую сложную вещь, состоящую из совокупности соответствующих деталей, агрегатов, то данный случай следует квалифицировать как повреждение груза, а не как его недостачу .

Повреждением груза именуется физическое (механическое) изменение груза, влекущее за собой понижение его ценности или невозможность полного или частичного использования. Порча груза означает биологическое или химическое изменение, влекущее за собой понижение ценности груза или невозможность его полного или частичного использования. Однако ни при повреждении, ни при порче груза количественного изменения груза не происходит.

Современная же судебная практика ненадлежащую упаковку груза не рассматривает в качестве основания, освобождающего экспедитора от ответственности за повреждение (порчу) груза, однако допускает снижение размера ответственности в связи с данным обстоятельством. Приведем пример из судебной практики.

Между экспедитором и заказчиком был заключен договор на транспортно-экспедиционное обслуживание и перевозку грузов. При этом в силу условий договора истец (заказчик) обязался осуществить своими силами, в том числе, закрепление груза и предоставить его к перевозке в таре и упаковке, обеспечивающих сохранность груза; а ответчик обязался незамедлительно информировать заказчика о невозможности выполнения требований- принятой к исполнению заявки, а также принимать все возможные меры по устранению препятствий, которые могут повлечь за собой нарушение сроков доставки груза, частичную порчу или уничтожение груза.

При приемке истцом был обнаружен факт повреждения груза. В заключении эксперта причинами образования механических повреждений груза указано ненадлежащее исполнение клиентом требований об обеспечении правильности упаковки и закрепления товара на борту в соответствии с требованиями к транспортировке. Кроме того, эксперт указал на то, что транспортная, компания должна была отказаться, принимать груз без транспортной упаковки и без надлежащего размещения на борту от поставщика, потребовать от заказчика надлежащей упаковки и надлежащего размещения; в случае отказа от исполнения — информировать покупателя товара.

Суд определил, что повреждение груза обусловлено неисполнением принятых на себя обязательств как истцом, так и ответчиком: заказчик не обеспечил надлежащую упаковку и погрузку товара, а экспедитор не принял мер по устранению причин, повлекших повреждение груза, не информировал заказчика о невозможности исполнения требований по обеспечению сохранности груза при перевозке. Таким образом, убытки истца возникли по вине обеих сторон (смешанная вина).

Суд обоснованно пришел к выводу о большей степени вины истца, в связи с чем объем ответственности ответчика уменьшен до одной третьей от суммы убытков, заявленных к взысканию истцом.[59].

Размер ответственности экспедитора зависит от того факта, принят ли груз для перевозки с объявлением или без объявления его ценности.

Экспедитор несет ответственность перед клиентом за утрату, недостачу груза, принятого для перевозки без объявления ценности, в размере действительной (документально подтвержденной) стоимости груза или недостающей его части; за повреждение (порчу) груза, принятого экспедитором для перевозки без объявления ценности, в размере суммы, на которую понизилась действительная (документально подтвержденная) стоимость груза, а при невозможности восстановления поврежденного груза в размере действительной (документально подтвержденной) стоимости груза (п.п..2, 4 п. 1 ст. 7 закона о транспортной экспедиции).

Говоря о действительной стоимости груза, Закон о транспортной экспедиции, в п. 6 ст. 7 предусматривает способ ее определения, который практически полностью позаимствован из Воздушного кодекса (п. 2 ст. 119).

Действительная стоимость груза определяется исходя из цены, указанной в договоре или счете продавца, а при ее отсутствии исходя из средней цены на аналогичный товар, существовавшей в том месте, в котором груз подлежал выдаче, в день добровольного удовлетворения такого требования или, если требование добровольно удовлетворено не было, в день принятия — судебного решения.

Определение цены груза, в случае ее отсутствия в договоре или счете, в месте выдачи груза получателю направлено на защиту интересов клиента. В случае если груз утрачен или поврежден, то в месте нахождения грузополучателя аналогичный товар будет иметь более высокую стоимость, в которую будут входить расходы по его доставки и иные издержки. Следовательно, восполнение недостающего количества груза вызывало бы у получателя дополнительные расходы. И именно в целях избежания этого законодатель возложил их возмещение на нарушителя условий договора — экспедитора.

Экспедитор несет ответственность перед клиентом за утрату, недостачу груза, принятого для перевозки с объявлением ценности, в размере объявленной ценности или, соответственно, части объявленной ценности, пропорциональной недостающей части груза; за повреждение (порчу) груза, принятого для перевозки с объявлением ценности, экспедитор несет ответственность в размере суммы, на которую понизилась объявленная ценность, а при невозможности восстановления поврежденного груза в размере объявленной ценности (п.п. 1, 3 п. 1 ст. 7 Закона о транспортной экспедиции).

Помимо возмещения клиенту реального ущерба, возникшего вследствие утраты, недостачи, повреждения (порчи) груза, стороны договора экспедиции могут предусмотреть обязанность экспедитора возвратить клиенту ранее уплаченное вознаграждение, если оно не входит в стоимость груза. Экспедитор возвращает вознаграждение в размере, пропорциональном стоимости утраченного, недостающего или поврежденного (испорченного) груза.

Тем не менее, встречаются судебные решения о взыскании с экспедитора сумм вознаграждения, даже в случае отсутствия указанного условия в договоре экспедиции.

Так, Арбитражный суд Красноярского края удовлетворил требования истца (клиента) о взыскании с экспедитора провозной платы пропорционально недостающей части груза. При этом суд указал, что в договоре условие о возврате ранее уплаченного вознаграждения, не входящего в стоимость груза отсутствует, вместе с тем, учитывая наличие вины ответчика в образовавшей недостаче груза, арбитражный суд считает возможным удовлетворить требование истца о взыскании с экспедитора провозной платы пропорционально недостающей части груза. Несмотря на явное противоречие указанного решения законодательству ФАС Восточно — Сибирского округа оставил вынесенное решение в силе[60].

Еще одним случаем наступления ответственности экспедитора, предусмотренным законом о транспортной экспедиции, является нарушение сроков исполнения обязательств по договору транспортной экспедиции.

Наиболее важным условием договора для клиента является доставка груза в установленный срок, ведь именно с целью своевременной и сохранной доставки груза клиентом заключается договор.

Закон о транспортной экспедиции за нарушение срока доставки, а так же иных обязанностей по договору (например, таких как выполнение таможенных формальностей, срока погрузки товара и д.р.), отступает от принципа ограничения размера ответственности экспедитора. Устанавливает, что экспедитор возмещает убытки, причиненные клиенту нарушением срока исполнения обязательств по договору транспортной экспедиции, если иное не предусмотрено указанным договором и экспедитор не докажет, что нарушение срока произошло вследствие обстоятельств непреодолимой силы или по вине клиента.

Тем самым, под убытками здесь понимается как реальный ущерб, так и упущенная выгода. Однако оговорка о том, что в договоре стороны могут предусмотреть иной порядок возмещения причиненных убытков (например, не в полном объеме), позволяет снизить размер ответственности экспедитора, вызванной нарушением срока исполнения обязательств по договору транспортной экспедиции. Естественно, при этом будет действовать общее правило Гражданского кодекса о том, что заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства ничтожно (п.4 ст. 401 ГК)[61].

Практика показывает, что экспедитор вынужден нести ответственность перед клиентом не по правилам Закона №87-ФЗ, а в соответствии с нормами ГК РФ, которые являются наиболее выгодными для клиента, но не для экспедитора. В этом случае клиент получает право на возмещение убытков вне зависимости от того, нарушил ли экспедитор договорные обязательства в рамках заключенного с ним договора транспортной экспедиции, или такого нарушения вовсе не было. В данном случае, достаточным является, наличие самого факта нарушения, связанного с повреждением либо утратой груза, что и составит основание для привлечения к ответственности экспедитора.

В заключении хотелось бы отметить, что предусмотренные Законом о транспортно-экспедиционной деятельности положения об ответственности экспедитора практически полностью соответствуют международным стандартам и являются действенным механизмом защиты нарушенных интересов клиента.

§ 5.2. Ответственность клиента по условиям договора транспортной экспедиции

Определение договора транспортной экспедиции, содержащееся в ст. 801 ГК РФ, предусматривает единственную обязанность клиента по отношению к экспедитору — оплатить расходы и вознаграждение экспедитора за оказание услуг. Однако в силу двустороннего характера указанного договора ГК РФ, равно как и ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности» предусматривает и иные специфические обязанности клиента, устанавливая при этом ответственность за их неисполнение или ненадлежащее исполнение.

Согласно статье 15 ГК РФ, лицо, право которого нарушено; вправе требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если иное не предусмотрено законом или договором. Не является исключением из общего правила и договор транспортной экспедиции — клиент обязан возместить экспедитору убытки, возникшие в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением договора, в полном объеме.

В отношении клиента, а, равно как и экспедитора, действует правило, согласно которому если договор заключен клиентом для осуществления предпринимательской деятельности, ответственность его строится на началах риска. Ситуация, при которой договор транспортной экспедиции заключается для нужд, не связанных с предпринимательской деятельностью, встречается значительно реже, однако такая возможность законодательно не исключается.

Ответственность клиента, использующего услуги экспедитора для нужд, не связанных с осуществлением клиентом предпринимательской деятельности, строится на началах вины. Такой клиент освобождается от ответственности перед экспедитором, если докажет, что при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру транспортно-экспедиционного обязательства и условиям оборота, он принял все меры для надлежащего исполнения обязательства[62].

Как указывает Д.В. Каменецкий, «данная ситуация вполне закономерна, так как никто не знает причины неисполнения обязательства лучше, чем сам должник. А значит именно он способен предоставить суду наиболее полный объем доказательств своей невиновности»[63].

В силу возмездного характера договора транспортной экспедиции одним из наиболее часто встречающихся нарушений клиентом договора является неоплата или неполная оплата вознаграждения экспедитору, а также расходов, возникших у него в связи с исполнением договора.

Действующий ГК РФ, не содержит специально установленных правил об ответственности клиента за ненадлежащее исполнение обязанностей по компенсации понесенных экспедитором расходов и уплате ему вознаграждения. Данное обстоятельство «…свидетельствует о том, что такие нарушения обязательств влекут для клиента ответственность, применяемую на основе общих положений об ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение гражданско-правовых обязательств. В данном случае клиент выступает в роли обычного должника по просроченному денежному обязательству»[64].

Поэтому экспедитор вправе требовать уплаты не только неоплаченной суммы долга, но и предусмотренных ст. 395 ГК РФ процентов за пользование чужими денежными средствами, а в не покрытой ими части также возмещения убытков, вызванных просрочкой уплаты денежного долга.

Экспедитор обратился в суд с иском о взыскании с клиента задолженности по договору об экспедиционном обслуживании и процентов за пользование чужими денежными средствами. Согласно заключенному договору стороны определили, что ответчик оплачивает вознаграждение экспедитору исходя из согласованных расценок в течение десяти дней с момента окончания перевозки на основании счета, предоставляемого истцом. Истцом был выставлен счет на оплату его услуг, однако ответчик отказался оплачивать счет. Данное обстоятельство и послужило основанием для предъявления иска.

Арбитражный суд правомерно квалифицировал договор, заключенный, между сторонами, как договор — транспортной экспедиции, отношения- по которой регулируются главой 41 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В связи с неоплатой ответчиком оказанных ему истцом услуг по договору транспортной экспедиции, арбитражный суд правомерно со ссылками на статьи 8, 307, 309, 395, 801 Гражданского кодекса Российской Федерации полностью удовлетворил заявленные исковые требования и взыскал с ответчика основной долг и проценты за пользование чужими денежными средствами.

Апелляционная и кассационная инстанции оставили указанное решение в силе.

Такое положение и существовало до принятия ФЗ «О транспортно- экспедиционной деятельности». Закон пошел дальше ГК РФ в развитии положений об ответственности клиента за неисполнение своих обязательств по оплате услуг и расходов экспедитора, предусмотрев дополнительные, по сравнению с ГК РФ, меры ответственности.

Согласно Постановлению ФАС Западно — Сибирского округа со ссылкой на статьи 309, 310, 801 Гражданского кодекса Российской Федерации выполнение предусмотренных договором экспедиции услуг является возмездным, обязательство по оплате этих услуг должно быть исполнено надлежащим образом, отказ от выполнения обязательства по оплате недопустим[65].

В том же случае, если клиент все же отказывается от выполнения обязательств по оплате, Закон в п. 2 ч. 1 ст. 10 устанавливает ответственность клиента за необоснованный отказ от оплаты расходов экспедитора (т.е. явления ненормального для договорных отношений), понесенных последним в целях исполнения обязанностей, предусмотренных договором транспортной экспедиции.

Если необоснованность отказа оплаты будет доказана, клиент помимо возмещения расходов также несет ответственность в виде штрафа, размер которого равен 10 процентам от суммы указанных расходов. Однако, говоря о «необоснованном отказе», законодатель не раскрывает содержания данного понятия, тем самым придавая ему оценочный характер. Здесь, видимо, следует исходить из «разумности действий участников гражданского оборота» (п. 3 ст. 10 ГК РФ); из — «исполнения обязательств надлежащим образом» (ст. 309 ГК); «о заботливости и осмотрительности действий… для надлежащего исполнения» (абзац 2 п. 1 ст. 401 ГК РФ)[66].

На наш взгляд, законодательное установление данного оценочного критерия не является оправданным. Совершенно естественной представляется ситуация, при которой экспедитор, расходы которого по исполнению договора транспортной экспедиции не оплачены клиентом, заявит о необоснованном отказе от их оплаты. При этом мнение экспедитора не является определяющим для клиента и клиент не обязан добровольно оплачивать помимо расходов экспедитора так же и штраф. Следовательно, если все же подобная ситуация возникает, экспедитор вынужден обращаться в судебные органы и пытаться доказать необоснованность отказа клиента от оплаты его расходов. И только суд сможет по результатам рассмотрения дела и изучения представленных доказательств принять решение, касающееся правомерности отказа от оплаты расходов экспедитора.

При этом необходимо обратить внимание на следующее: экспедитору в договоре следует четко отражать основания и размер расходов, производимых экспедитором и подлежащих возмещению клиентом. Ведь именно на экспедиторе лежит бремя доказывания размера расходов в случае возникновения спора, а также того факта, что они были произведены в интересах клиента[67].

Экспедитор обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с клиента задолженности, пени по договору транспортной экспедиции и штрафа.

В обоснование заявленных требований истец ссылался на то, что между сторонами заключен договор, в соответствии с которым экспедитор обязался по поручению клиента осуществлять организацию перевозок и выполнять доставку грузов. В процессе выполнения перевозки экспедитор понес согласованные с клиентом дополнительные расходы в связи с необходимостью таможенного оформления груза, а также для ускорения оформления транзита на границе. В связи: с необоснованным отказом клиента от оплаты причитающихся экспедитору сумм подлежат уплате штраф в соответствии с п. 1 ст. 10 Федерального закона «О транспортно- экспедиционной деятельности».

Решением арбитражного суда, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, в удовлетворении исковых требований было отказано по следующим основаниям.

Согласно — договору клиент оплачивает экспедитору дополнительные расходы, возникшие при перевозке, при документальном их подтверждении и предварительном’ согласовании. Между тем, доказательств, свидетельствующих о получении от клиента указаний о дополнительном таможенном оформлении груза и ускорении оформления транзита, суду не представлено. Утверждение истца об устном согласовании сторонами дополнительных расходов отрицается ответчиком, как необоснованное. Материалами дела также не подтверждается, что экспедитор понес дополнительные расходы.

Поскольку в материалах дела отсутствуют доказательства того, что клиент давал указания на осуществление действий, связанных с дополнительным таможенным оформлении груза и ускорением оформления транзита, суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии согласования сторонами дополнительных расходов[68].

Ответственность клиента перед экспедитором возникает и в случае несвоевременной уплаты клиентом вознаграждения экспедитору и возмещения понесенных им в интересах клиента расходов. За упомянутое нарушение Законом (ч. 2 ст. 10) предусмотрена ответственность клиента в виде уплаты неустойки в размере 0,1 процента вознаграждения экспедитору и понесенных им в интересах клиента расходов за каждый день просрочки, но не более чем в размере причитающегося экспедитору вознаграждения и понесенных им в интересах клиента расходов.

Согласно ч. 2 ст. 332 ГК РФ размер законной неустойки может быть увеличен соглашением сторон, если закон этого не запрещает. Данное правило действует в том случае, если неустойка содержится в диспозитивной норме. Неустойка же за несвоевременную оплату клиентом услуг и расходов экспедитора предусмотрена императивной нормой закона. Следовательно, «… она подлежит безусловному применению, что означает не только.

Согласно ст. 806 ГК РФ, а также ч. 5 ст. 6 Закона, клиент вправе отказаться от исполнения договора транспортной экспедиции, предупредив об этом экспедитора в разумный срок. Однако, предоставляя возможность одностороннего отказа от договора, Закон устанавливает ответственность за реализацию указанного правомочия: помимо возмещения убытков, вызванных расторжением договора, клиент дополнительно уплачивает экспедитору штраф в размере 10 процентов суммы понесенных экспедитором затрат.

Следует обратить внимание и на такое нарушение договора клиентом, как неисполнение обязанности по предоставлению экспедитору информации. Важность своевременного предоставления необходимой информации бесспорна, так как при нарушении данной обязанности создается невозможность надлежащего выполнения или даже вообще выполнения своих обязательств экспедитором, который может нести в связи с этим дополнительную ответственность перед иными участниками перевозочного процесса.

Обязанность по предоставлению информации исполняется посредством предоставления обязанным лицом управомоченному лицу некоторых сведений — изложенных, как правило, в виде документа (документированной информации): Однако существуют достаточно веские основания для того; чтобы стремиться к переходу от простой документарной формы предоставления информации к документарно — формулярной форме, которой является предоставление информации путем заполнения заранее опубликованных и унифицированных формуляров, типовых форм[69].

По данному пути идет и законодатель. В соответствии со ст. 2 Закона постановлением Правительства РФ от 08 сентября 2006 года № 554 были утверждены «Правила транспортно-экспедиционной деятельности». Правила устанавливают, среди прочего, и перечень экспедиторских документов, порядок оформления и формы которых определяются Министерством транспорта РФ.

Одним из экспедиторских документов является поручение экспедитору. Поручение экспедитору определяет перечень и условия оказания экспедитором клиенту транспортно-экспедиционных услуг в рамках договора транспортной экспедиции, а также должно содержать достоверные и полные данные о характере груза, его маркировке, весе, объеме, а также о количестве грузовых мест.

Следовательно, именно в поручении экспедитору должна содержаться вся информация, обязанность по предоставлению которой лежит на клиенте.

Неисполнение клиентом обязанности по предоставлению информации может повлечь для него самые серьезные правовые последствия. Законодатель предусматривает ответственность клиента за убытки, причиненные экспедитору в связи с нарушением данной обязанности. Помимо обязанности по возмещению убытков экспедитору, последствием непредставления информации может являться освобождение экспедитора от, ответственности за сохранность товара. Как отмечает М.К. Александров- Дольник: «Думается, что речь идет не столько об ответственности клиента за убытки, причиненные экспедитору в результате неоказания ему необходимого содействия, сколько о снятии с экспедитора ответственности за невыполнение им своих обязанностей по договору по этой причине» В судебной практике можно встретить не одно решение, иллюстрирующее сделанный вывод.

ООО «МетроГрупЛогистик» обратилось в суд с иском к ООО «Юпитер» о взыскании ущерба от перевозки.

Решением арбитражного суда в удовлетворении иска отказано. Истец не предоставил в материалы дела товарно-транспортных накладных, на основании которых перевозился груз, а также иных документов, подтверждающих факт оказания услуг.

Накладная является доказательством наличия договорных отношений между грузоотправителем, грузополучателем и экспедитором, и составляется, в том- числе на основании информации, представленной грузоотправителем.

В соответствии с пп.2 п. 1 ст. 7 ФЗ РФ «О транспортно-экспедиционной деятельности» экспедитор несет ответственность перед клиентом в виде возмещения реального ущерба за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза в следующих размерах: за утрату или недостачу груза, принятого экспедитором для перевозки без объявления ценности, в размере действительной (документально подтвержденной) стоимости груза или недостающей его части.

В этой связи суд правильно отказал в удовлетворении иска, поскольку истцом не доказан размер причиненного ущерба[70].

Говоря об ответственности клиента за непредставление информации необходимо остановиться на следующем моменте. Как правило, клиент не является специалистом в области перевозочного процесса, в связи с чем часто он не может знать, полна ли и достаточна предоставленная экспедитору информация. В случае если клиент не предоставил необходимую информацию, экспедитор вправе не приступать к исполнению своих обязанностей до предоставления информации. Тем самым экспедитору предоставлена возможность избежать убытков, связанных с неполнотой или неточностью информации. В том же случае, если экспедитор приступил к исполнению договора при том объеме и качестве информации, которой он располагал, возникшие убытки в соответствии с теорией предпринимательского риска должны быть отнесены, на наш взгляд, на экспедитора. И только в случае предоставления заведомо недостоверной информации, ответственность за возникшие убытки у экспедитора должен нести клиент.

В случаях, когда экспедитор приступил к исполнению обязательств по договору транспортной экспедиции, не запросив у клиента дополнительных документов или информации (п. 4 ст. 3 настоящего Закона), клиент освобождается от возмещения убытков, возникших у экспедитора в связи с неполнотой информации.

В итоге хотелось бы отметить, что Федеральный закон «О транспортно — экспедиционной деятельности» в части установления ответственности клиента за неисполнение договора направлен на защиту интересов экспедитора, во многом отступая от начал риска, на которых строится деятельность экспедитора.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключении можно сформулировать основные выводы теоретического и практического характера, сделанные нами по результатам дипломного исследования, в частности:

1. Договор транспортной экспедиции находится на стыке многих видов обязательств, его правовая природа является сложной, что подчеркивается многими исследователями. И если рассматривать изолированно отдельные элементы работ и услуг экспедитора, то они как будто бы полностью укладываются в рамки других гражданско-правовых договоров.

Так, погрузочно-разгрузочные работы охватываются договором подряда, доставка грузов — договором перевозки, обеспечение его сохранности — договором хранения, оформление сдачи и приемки — договорами поручения или комиссии, в зависимости от того, выступает ли экспедитор от имени клиента или от собственного имени. Таким образом, договор транспортной экспедиции имеет самостоятельное значение, а не сводится к каждому из этих видов договоров.

2. Все услуги, оказываемые экспедитором клиенту, подчинены одной цели — обеспечению перевозки груза. Экспедиторские операции носят вспомогательный характер по отношению к перевозке, и вне связи с транспортировкой нет договора транспортной экспедиции. По сути, договор транспортной экспедиции является смешанным договором, содержащим элементы вышеперечисленных договоров в том или ином сочетании.

3. С точки зрения общей характеристики гражданско-правового договора договор транспортной экспедиции является консенсуальным, двусторонним, взаимным и возмездным. Среди цивилистов нет единства по поводу консенсуальности или реальности договора транспортной экспедиции. Отнесение его к консенсуальным или реальным зависит от характера совершаемых экспедитором действий: Например, если он только организует выполнение услуг по экспедированию грузов, договор признается консенсуальным; при осуществлении действий с вверенным экспедитору грузом договор считается реальным

4. Законодатель не дает четкого определения предмета договора транспортной экспедиции. Предмет договора устанавливается путем перечисления услуг, выполняемых экспедитором, производя их деление на основные и дополнительные. Но законодатель не установил критерия деления экспедиционных услуг. В результате, одно и то же действие экспедитора одновременно относят и к основным, и к дополнительным. Необходимо устранить деление оказываемых услуг на основные и дополнительные, указать примерный перечень транспортно-экспедиционных услуг и исключительный перечень услуг, которые не могут охватываться данным видом договора. Такое определение предмета договора позволит выделить договор транспортной экспедиции из обширной группы возмездно — оказываемых услуг, особенно из групп непоименованных транспортных договоров.

5. Важное значение, имеет форма договора транспортной экспедиции. Письменная форма договора не является тем условием, нарушение которого влечет недействительность договора. Но в то же время, несоблюдение простой письменной формы лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания.

6. Заключение договора транспортной экспедиции включает ряд особенностей: должны быть достигнуты соглашения по всем существенным условиям, договор заключается в простой письменной форме. Договор может заключаться путем составления экспедиторских документов: поручение экспедитору, экспедиторская расписка и складская расписка. Однако, применение этих документов в российской практике отличается от практики ФИАТА. Унификация норм российского и международного транспортного законодательства объективно назрела, по причинам экономического и организационного характера. Мы рассматриваем процессы согласования российских и международных норм как необходимый инструмент российской внешнеэкономической политики, неотъемлимой частью которой является продвижение отечественного экспорта транспортных услуг на международные рынки.

7. Большинство споров, возникающих при оказании услуг по договору транспортной экспедиции, связаны с распределением ответственности между экспедитором и перевозчиком по факту происшедшей утраты или повреждения перевозимого груза. Чтобы дать ответ на вопрос о том, кто из участников транспортного процесса и в каком объеме должен нести ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение договорных обязательств, следует провести краткий анализ степени их участия, выполняемых функций. В этом отношении общие положения о применении мер гражданско-правовой ответственности имеют важное значение, но они не могут отразить всю специфику отношений, возникающих между сторонами по договору, в том числе применение мер должной ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательств по договору транспортной экспедиции.

Общий подход к определению объема и размера ответственности экспедитора может быть реализован посредством обращения к отраслевым транспортным правилам, а при выполнении международных перевозок, в зависимости от используемого вида транспорта, к содержанию различных международных конвенций. Вместе с тем, не все случаи можно разрешить указанным способом, поскольку ответственность экспедитора напрямую зависит от его роли в перевозочном процессе, которая на сегодняшний день недостаточно четко закреплена в системе транспортного российского законодательства.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

[Электронный ресурс]//URL: https://obzone.ru/diplomnaya/dogovor-transportnoy-ekspeditsii/

1. НОРМАТИВНЫЕ — ПРАВОВЫЕ АКТЫ

1. Конституция Российской Федерации» (принята всенародным голосованием 12.12.1993) // «Российская газета», N 7, 21.01.2009

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая)» от 26.01.1996 N 14-ФЗ (принят ГД ФС РФ 22.12.1995) (ред. от 20.02.2009) // Российская газета», N 23, 06.02.1996, N 24, 07.02.1996, N 25, 08.02.1996, N 27, 10.02.1996.

3. Федеральный Закон от 30.06.2003 N 87-ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности» (принят ГД ФС РФ 11.06.2003) // Российская газета», N 128, 03.07.2003.

4. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 № 95-ФЗ // СЗ РФ. 2002. № 30. Ст. 3012.

5. Воздушный кодекс Российской Федерации от 19.03.1997 № 60-ФЗ // СЗ РФ. 1997. № 12. Ст. 1383.

6. Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации от 30.04.1999 № 81-ФЗ // СЗ РФ. 1999. № 18. Ст. 2207.

7. Федеральный закон «О транспортно-экспедиционной деятельности» от 30.06.2003 № 87-ФЗ // СЗ РФ. 2003. № 27 (ч.1).

Ст. 2701.

8. Федеральный закон «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации» от 10.01.2003 № 18-ФЗ (ред. от 08.11.2007) // СЗ РФ. 2003. № 2. Ст. 170.

9. Федеральный закон «Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта» от 08.11.2007 г. № 259-ФЗ // СЗ РФ. 2007. №46. Ст. 5555.

10. Закон РФ «О защите прав потребителей» от 07.02.1992 № 2300-1 (ред. от 25.10.2007) // ВВС РФ. 1992. №15. Ст. 766.

11. Постановление Правительства РФ «Об утверждении правил транспортно- экспедиционной деятельности» от 08.09.2006 № 554 // СЗ РФ. 2006. № 37. Ст. 3890.

12. Приказ Министерства транспорта РФ «Об утверждении порядка оформления и форм экспедиторских документов» от 11.02.2008 № 23 // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти, № 15,2008.

13. Государственный стандарт Российской Федерации. Экспедиторские услуги на железнодорожном транспорте // БТИ. 1998. № 6. С. 32-35

2. МАТЕРИАЛЫ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

1. Постановление ФАС Северо — Кавказского округа по делу № Ф08-366/2001- от 21.02.2001 // Справочная правовая система «Консультант плюс».

2. Постановление ФАС Московского округа от 13.03.2005 г. № КГ-А40/1496-08-П по делу № А41-К1- 3402/06 // Справочная правовая система «Консультант плюс».

3. Постановление ФАС Центрального округа от 15.06.2011 г. № А35 1146/2009 // Справочная правовая система «Консультант плюс».

4. Постановление ФАС Московского округа по делу № КГ-А40/6096-04 от 21.07.2007 // Справочная правовая система «Консультант плюс».

5. Постановление ФАС Восточно — Сибирского округа по делу № АЗЗ-4688/08-С1 от 16.09.2008 // Справочная правовая система «Консультант плюс».

6. Постановление ФАС Уральского округа по делу № Ф09-2642/09-С5 от 12.04.2009 // Справочная правовая система «Консультант плюс».

7. Решение Арбитражного суда г. Москвы от 17.06.2005 г. по делу № А40-17307/05-109-106 // Справочная правовая система « Консультант плюс».

8. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 16.09.2008 г. но делу № АЗЗ-4688/04-С1 // Справочная правовая система «Консультант плюс».

9. Постановление ФАС Уральского округа по делу №Ф09-2642/09-С5 от 12.04.2009 // Справочная правовая система «Консультант плюс».

10. Постановление 19 Арбитражного апелляционного суда от 04.03.2011 по делу № А48-2030/2010 // Справочная правовая система «Консультант плюс».

11. Постановление Арбитражного Суда Белгородской области от 20.08.2010 по делу №А08-3219/2010 // Справочная правовая система «Консультант плюс».

12. Постановление Арбитражного Суда Белгородской области от 20.07.2011 N А08-1556/2011 // Справочная правовая система «Консультант плюс».

13. Постановление Арбитражного Суда Белгородской области от 01.03.2010. по делу № А08-10438/2009 // Справочная правовая система «Консультант плюс».

3. НАУЧНАЯ И УЧЕБНАЯ ЛИТЕРАТУРА

[Электронный ресурс]//URL: https://obzone.ru/diplomnaya/dogovor-transportnoy-ekspeditsii/

18. Астахова М.А. Возмездность и безвозмездность в гражданском праве // Современное право. 2006. — № 12.

19. Борисов А.Н. Комментарий к Федеральному закону «О транспортно — экспедиционной деятельности». М., 2004. — С.11.

20. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. — М.: Статут, 2005.

21. Ваэрла Л. Об отправке за границу грузов по контракту // Таможенные ведомости. 1998. — № 3. — С.111.

22. Витрянский В.В. Существенные условия договора в отечественной цивилистике и правоприменительной практике // Вестник ВАС РФ. 2002. — № 5.

23. Витрянский В.В. Договоры о транспортной экспедиции и иных условиях в сфере транспорта .- М.: Статут, 2003. — С.47-48.

24. Голубчик А.М. «Транспортно – экспедиторский бизнес: создание, становление, управление», М.: ТрансЛит, 2011.

25. Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 1 / Отв. ред. А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. -М.: Велби, Изд-во Проспект, 2006.

26. Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 2 / Отв. ред. А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. — М.: Велби, Изд-во Проспект, 2006.

27. Губин П.Е. Право на информацию и обязанность по ее предоставлению в предпринимательской деятельности. М., 2006. С.27.

28. Данилина- И.Е. Предмет договора транспортной экспедиции: проблемы правоприменения // Транспортное право. 2005. — № 2.

29. Драчев Е.В. Требования, предъявляемые законодательством, к предложению заключить договор (оферте) // Юрист. — 2006. — № 7.

30. Дугинов Д. «Договор с экспедитором» // Эж — Юрист. — 2010. — №6

31. Динека И.В. Ответственность экспедитора в прямых смешанных перевозках грузов с использованием морского и автомобильного транспорта// Ученые труды Российской академии адвокатуры и нотариата. — 2011. — №2. — С. 80-86

32. Ермолова О.Н. Порядок заключения договора — движение оферты и акцепта // Гражданское право. — 2005. — № 4.

33. Жидкова М.В. Проблемы квалификации договора транспортной экспедиции // Транспортное право. — 2007. — № 2.

34. Завидов Б.Д. Комментарий к Федеральному закону «О транспортно- экспедиционной деятельности» от 30 июня 2003 г. № 87-ФЗ (постатейный), подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2003.

35. Залесскии В.В. Транспортные договоры. Учебно-практическое пособие. M., 2001. — С.94

36. Иванов В., Леднева H. Экспедитор за бортом законодательства // ЭЖ-Юрист. — 2007. — № 4. — С.12.

37. Иванова С. Закон «О транспортно-экспедиционной деятельности»: аналитический обзор // Международный экспедитор. — 2003. — № 4.

38. Каменков В.С. Ответственность по договору транспортной экспедиции // Транспортное право. — 2008. — №4. — С.21.

39. Иоффе О.С. Обязательственное право. — М.: Юрид. лит., 1975.

40. Кабалкин А.Ю. Толкование и классификация договоров. // Российская юстиция. — 1996. — № 7. — С.13.

41. Метелева Ю.А. Правовое регулирование транспортной экспедиции // Журнал российского права. — 2007. — № 6.

42. Морозов — С.Ю. Договор транспортной экспедиции — М.: Юрист, 2004.

43. Морозова Н.В. Договор транспортной экспедиции: проблемы квалификации и правового регулирования. Дис. канд. юрид. наук. — М., 2006.

44. Морозова H.B. Правовое положение клиента по договору транспортной экспедиции // Юрист, — 2005. — № 1. — С.25.

45. Петров В.Г. Ответственность экспедитора и экспедиторские документы // Автотранспортное предприятие. — 2006. — № 11.

46. Практика применения Гражданского кодекса РФ частей второй и третьей / А.Б. Бабаев и др.; под общ. ред. В.А. Белова. – М.: Издательство Юрайт, 2009. – С.512).

47. Расулов А.В. Ответственность железной дороги за несохранность принятого к перевозке груза // Транспортное право. — 2002. — № 3. — С.28.

48. Ребриков А.В. Договор транспортной экспедиции: Дис. канд. юрид. наук. — Волгоград, 2006.

49. Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России. — M ., 2001. — С.397-398.

50. Резер С.М. Что позволено экспедитору, не позволено перевозчику // Гудок. 2006, — № 134. — С.9.

51. Санникова Л.В. Услуги в гражданском праве России. — M.: Волтерс Клувер, 2006. — С.37.

52. Степанова А. Правила транспортно-экспедиционной деятельности: старые проблемы, новые вопросы // Корпоративный юрист. — 2006. — № 12. — С. 10.

53. Степанова И.Е. Существенные условия договора: проблемы законодательства // Вестник ВАС РФ. — 2007. — № 7. – С.13.

54. Соловых А.В. «Актуальные проблемы судебной практики по договору транспортной экспедиции» // Российский судья. — 2007. — №7. — С. 9 — 11.

55. Соловых А.В. Договор транспортной экспедиции. Дис. канд. юрид. наук. — М. 2009. — С.179.

56. Транспортно-экспедиционное обслуживание / С.Э. Сханова, О.В. Попова, А.Э. Горев. М.: Издательский центр Академия, 2005.

57. Транспортное право. Учебник / под. ред. С.Ю. Морозова, М.: Волтерс Клувер, 2010. — С.310.

58. Транспортное право. Учебник / под. ред. В.А. Егизарова, М.: Юстицинформ, 2008. — С.592 .

59. Хаскельберг Б.Л., Ровный В.В. Консенсуальные и реальные договоры в гражданском праве. — М.: Статут, 2004. — С.17.

60. Шешенин Е.Д. Предмет обязательства по оказанию услуг // Сб. уч. тр. Свердловского юрид. ин-та. Вып. 3. — Свердловск, 1964. — С.151.

[1] Юридическая энциклопедия. — M.; 1997. — С. 464.

[2] Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России. — M ., 2001. — С.397-398.

[3] Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 1 / Отв. ред. А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. — M., 2006. — С.242.

[4] Шешенин Е.Д. Предмет обязательства по оказанию услуг // Сб. уч. тр. Свердловского юрид. ин-та. Вып. 3. — Свердловск, 1964. — С.151.

[5] Санникова Л.В. Услуги в гражданском праве России. — M.: Волтерс Клувер, 2006. — С.37.

[6] Решение Арбитражного суда г.Москвы от 17.06.2005 г. по делу № А40-17307/05-109-106 // Справочная правовая система « Консультант плюс»

[7] Витрянский В.В. Договоры о транспортной экспедиции и иных условиях в сфере транспорта .- М.: Статут, 2003. — С.50.

[8] Витрянский В.В. Договоры о транспортной экспедиции и иных условиях в сфере транспорта. — М.: Статут, 2003. — С.51.

[9] Витрянский В.В. Договоры о транспортной экспедиции и иных условиях в сфере транспорта.- М.: Статут, 2003. — С.52.

[10] Гражданское право. Ч. 2 /Отв. ред. В.В. Залесский. — M. 1998. — С.332.

[11] Гражданское право: В 2 т. Том 2. Полутом 2. Учебник / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. — M., 2000. — С. 67-68

[12] Хаскельберг Б.Л., Ровный В.В. Консенсуальные и реальные договоры в гражданском праве. — М.: Статут, 2004. — С.17.

[13] Иоффе О.С. Обязательственное право. — М.: 1975. — С.543

[14] Хаскельберг Б Л., Ровный В.В. Консенсуальные и реальные договоры в гражданском праве. — М.: Статут, 2004. — С.31.

[15] Витрянский В.В. Договоры о транспортной экспедиции и иных условиях в сфере транспорта. — М.: Статут, 2003. — С.47-48.

[16] Кабалкин А.Ю. Толкование и классификация договоров. // Российская юстиция. 1996. — № 7. — С. 13.

[17] Астахова М.А. Возмездность и безвозмездность в гражданском праве. // Современное право. 2006. — № 12. — С.76.

[18] Жидкова М.В. Проблемы квалификации договора транспортной экспедиции. // Транспортное право. 2007. — №2. — С.12.

[19] Гражданское право. В 2 т. Том 2. Полутом 2. Учебник / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. — M.: 2000. — С.66.

[20] Жидкова М.В. Проблемы квалификации договора транспортной экспедиции. // Транспортное право. — 2007. — №2. — С. 13.

[21] Жидкова М.В. Проблемы квалификации договора транспортной экспедиции. // Транспортное право. — 2007. — №2. — С. 13.

[22] Хмелев С.П. Договор транспортной экспедиции: Дис. канд. юрид. наук. — Саратов, 1999. — С.58.

[23] Кислицина О.В. Формирование условий договора в современном гражданском праве Российской Федерации. Дис. канд. юрид. наук. — Тюмень, 2004. — С.231.

[24] Морозова H.B. Правовое положение клиента по договору транспортной экспедиции // Юрист, — 2005. — № 1. — С.25.

[25] Морозов С.Ю. Договор транспортной экспедиции. — М.: Юрист, 2004. — С.74.

[26] Витрянский В.В. Договоры о транспортной экспедиции и иных условиях в сфере транспорта. — М.: Статут, 2003. — С.51.

[27] Данилина И.Е. Предмет договора транспортной экспедиции: проблемы правоприменения // Транспортное право. — 2005. — № 2. — С.17.

[28] Ребриков А.В. Договор транспортной экспедиции. Дис. канд. юрид. наук. — Волгоград, 2006. — С.10.

[29] Соловых А.В. Теоретические и практические проблемы определения существенных условий договора транспортной экспедиции // Траспортное дело России. — 2006. — №12. — С.15.

[30] Соловых А.В. Форма договора транспортной экспедиции и транспортно-экспедиционные документы по законодательству Российской Федерации // Транспортное дело России — 2009. — №2. — С.42-45.

[31] Иоффе О.С.Обязательственное право. М.: 1975, — С.543

[32] Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 1 / Отв. ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. M., 2006. — С.604.

[33] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: общие положения. — М.: Статут, 2005. — С.201.

[34] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга 1: Общие положения. — М.: Статут, 2005. — С.203.

[35] Постановление ФАС Северо — Кавказского округа от 21.02.2001 г. по делу № Ф08-366/2001//Справочная правовая система «Консультант плюс».

[36] Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. — 1996. — № 9. — С.19.

[37] Постановление ФАС Московского округа от 13.03.2005 г. № КГ-А40/1496-08-П по делу № А41-К1- 3402/06 // Справочная правовая система «Консультант плюс».

[38] Метелева Ю.Л. Правовое регулирование транспортной экспедиции // Журнал российского права. — 2007. — №6. — С.68.

[39] Степанова Л.А. Правила транспортно-экспедиционной деятельности: старые проблемы, новые вопросы. // Корпоративный юрист. — 2006. — № 12. — С.5-6.

[40] Постановление ФАС Центрального округа от 15.06.2011 г. № А35 1146/2009 // Справочная правовая система «Консультант плюс».

[41] Борисов А.Н. Комментарий к Федеральному закону «О транспортно-экспедиционной деятельности». M.: 2004. — С.11.

[42] Советское гражданское право. В 2-х томах. Том 2. / Под. ред. О.А. Красавчикова. M: 1969. — С.272.

[43] Залесскии В.В. Транспортные договоры. Учебно-практическое пособие. M.: 2001. — С.94.

[44] Метелева Ю. А. Правовое регулирование транспортной экспедиции// Журнал российского права. — 2007. — №6. — С.71.

[45] Динека И.В. Ответственность экспедитора в прямых смешанных перевозках грузов с использованием морского и автомобильного транспорта. — 2011. — №2. — С.14

[46] Постановление Арбитражного Суда Белгородской области от 20.07.2011 N А08-1556/2011 // Справочная правовая система «Консультант плюс».

[47] Каменков В.С. Ответственность по договору транспортной экспедиции // Транспортное право. — 2008. — №4. — С.21.

[48] Транспортное обеспечение внешнеторговых операций. Справочник. Книга 1. СПб.: 1998. — С.199.

[49] Морозова H.B. Договор транспортной экспедиции: проблемы квалификации и правового регулирования. Дис. канд. юрид. наук. — М.: — 2006. — С.79.

[50] Транспортно-экспедиционное обслуживание / С.Э. Сханова, О.В. Попова, А.Э. Горев. М.: — 2005. — С.166.

[51] Ваэрла Л. Об отправке за границу грузов по контракту // Таможенные ведомости. — 1998. — № 3. — С.111.

[52] Иоффе О.С. Обязательственное право. — М.: Юрид. лит. 1975. — С.97.

[53] Постановление ФАС Московского округа от 04.04.2008 № КГ-А41/2196-08 по делу № А41-К 1-14986/07 // Справочная правовая система «Консультант плюс»

[54] Витрянский В.В. Договоры о транспортной экспедиции и иных условиях в сфере транспорта. — М.: Статут, 2003. — С.125.

[55] Иванов В., Леднева H. Экспедитор за бортом законодательства // ЭЖ — Юрист. — 2007. — № 4. — С.12

[56] Постановление Арбитражного Суда Белгородской области от 01.03.2010. по делу № А08-10438/2009 // Справочная правовая система «Консультант плюс»

[57] Постановление 19 Арбитражного апелляционного суда от 04.03.2011 по делу № А48-2030/2010 // Справочная правовая система «Консультант плюс»

[58] Расулов А.В. Ответственность железной дороги за несохранность принятого к перевозке груза // Транспортное право. — 2002. — № 3. — С.28.

[59] Постановление ФАС Уральского округа от 12.04.2009 г. по делу № Ф09-2642/09-С5. // Справочная правовая система «Консультант плюс».

[60] Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 16.09.2008 г. по делу № АЗЗ-4688/04-С1 // Справочная правовая система «Консультант плюс».

[61] Соловых А.В. Договор транспортной экспедиции. Дис. канд. юрид. наук. — М., 2009. — С.179.

[62] Морозова Н.В. Договор транспортной экспедиции: проблемы квалификации и правового регулирования. Дис. канд. юрид. наук. — М. 2006. — С.36.

[63] Динека И.В. Ответственность экспедитора в прямых смешанных перевозках грузов с использованием морского и автомобильного транспорта // Ученые труды Российской академии адвокатуры и нотариата. — 2011. — №2. — С.80-86.

[64] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. — М.: Статут, 2005. — С.731.

[65] Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 07.11.2008 г. по делу Ф04-7343/2008(28115-А45-12) // Справочная правовая система «Консультант плюс».

[66] Завидов Б.Д. Комментарий к Федеральному закону «О транспортно-экспедиционной деятельности» от 30 июня 2003г. №87-ФЗ // Справочная правовая система «Консультант плюс».

[67] Ребриков Л.В. Договор транспортной экспедиции: Дис. канд. юрид. наук. — Волгоград, 2006. — С.179.

[68] Постановление ФАС Московского округа от 21.07.2007г. по делу № КГ-А40/6096-07 // Справочная правовая система «Консультант плюс».

[69] Губин П.Е. Право на информацию и обязанность по ее предоставлению в предпринимательской деятельности. М., 2006. — С.27.

[70] Постановление Арбитражного Суда Белгородской области от 20.08.2010 по делу №А08-3219/2010 // Справочная правовая система «Консультант плюс».