Тайм-чартер как разновидность договорных отношений

Курсовая работа

Актуальность темы работы состоит в том, что договор фрахтования судна (в том числе и непосредственно рассматриваемый в работе тайм-чартер) не выделен как самостоятельный договор в гражданском праве.

Современное российское морское право и практика его применения сложились так, что в настоящий момент мы имеем несоответствие экономического значения понятия «договор фрахтования» его юридическому определению.

С точки зрения экономической мы можем назвать договором фрахтования судна как договор перевозки грузов, пассажиров, багажа, если он заключен с условием предоставления для перевозки всего судна или отдельных судовых помещений, так и договор аренды судна с экипажем или без него. И в том, и в другом случае стороны могут называться одинаково — «фрахтовщик (судовладелец)» и «фрахтователь», предмет договора — перемещение определенных оговоренных объектов (грузов, пассажиров, багажа) может быть один и тот же.

Вместе с тем, российское право применяет понятие «договор фрахтования» исключительно к перевозке грузов, пассажиров, багажа. Все остальные формы эксплуатации судов являются договором аренды судна как транспортного средства.

Цель работы состоит в характеристике тайм-чартера как разновидности договорных отношений. В соответствии с поставленной целью задачи работы предусматривают:

1. определение правовой природы тайм-чартера

2.характеристику тайм-чартера как договорных отношений

.отграничение тайм-чартера от родственных правоотношений.

Глава I. Особенности договора фрахтования морского судна

1.1 Виды договора фрахтования, Рейсовый чартер

На практике договор морской перевозки груза без предоставления всего судна или судовых грузовых помещений заключается путем приема груза к перевозке, в подтверждение чего выдается перевозочный документ — коносамент, который содержит основные условия договора перевозки. Таким образом, коносамент выполняет сразу несколько функций: он является доказательством наличия договора морской перевозки груза, документом, подтверждающим факт приема груза к перевозке, а также товарораспорядительным документом.

Договор фрахтования заключается путем подписания сторонами соответствующего документа — чартера. По сравнению с коносаментом , чартер является гораздо более подробным документом, содержащим разнообразные условия и регламентирующим права и обязанности каждой из сторон. Однако подписание чартера не исключает выдачу коносамента, более того, в некоторых проформах чартеров прямо оговорено использование конкретной проформы коносамента. В таком случае коносамент играет роль расписки о принятии груза к перевозке, а взаимоотношения сторон регулируются чартером. Следует, однако, учесть, что при противоречии чартера и коносамента обычно превалируют условия, содержащиеся в чартере. договор фрахтование тайм чартер

16 стр., 7758 слов

Договор международных перевозок

... правовые основы международных перевозок грузов, пассажиров и багажа; изучить виды договоров международных перевозок грузов, пассажиров и багажа. Под международной перевозкой понимается перевозка грузов и ... фрахтования морского и воздушного судна регулируется законом места отправки товара; 2) закон места причинения ущерба. Так, Закон Румынии применительно к регулированию отношений международного ...

Чартер может быть заключен как на один рейс, так и на несколько последовательных рейсов, либо на рейс туда и обратно (несколько последовательных рейсов туда и обратно).

Для разграничения с иными договорами фрахтования на практике принято именовать договор перевозки груза с условием предоставления всего судна или его части.

Сторонами, заключающими рейсовый чартер, являются судовладелец (фрахтовщик), которому принадлежит право собственности на судно либо право пользования и владения по договору аренды (тайм-чартеру, бербоут-чартеру), а также фрахтователь. Фрахтователь судна может самостоятельно осуществлять функции грузоотправителя , либо нанять для этой цели экспедитора груза. Имя отправителя указывается в коносаменте.

В рейсовом чартере, в отличие от договоров аренды, судно описывается менее подробно, так как судовладельцу его мореходные качества и состояние известны, а фрахтователь не намерен сам осуществлять эксплуатацию судна и не заинтересован в получении таких данных. Таким образом, при заключении рейсового чартера, как правило, достаточно указать наименование судна, его грузоподъемность и регистровый тоннаж, а также возможность замены субститутом.

Тайм-чартер.

Вместе с тем, тайм-чартер не является договором аренды судна в чистом виде. По этому договору, как и по любому другому договору аренды, фрахтователь приобретает право использовать судно в течение обусловленного договором срока для определенных целей. Однако поскольку судно сдается, укомплектованное экипажем, использование судна фактически осуществляется фрахтователем не своими силами, а силами судовладельца. Если ранее тайм-чартер представлял собой договор, сочетающий в себе элементы найма имущества с одновременным наймом услуг, то сейчас законодатель выделил фрахтование на время в отдельный вид договора.

Законодатель устанавливает распределение обязанностей между сторонами в Гражданском Кодексе и в КТМ, который действует в части, не противоречащей действующему законодательству России. Так, на судовладельца, согласно статей 634 и 635 ГК РФ, возлагается обязанность поддерживать надлежащее состояние транспортного средства, включая осуществление текущего и капитального ремонта и предоставление необходимых принадлежностей, обеспечивать нормальную и безопасную техническую эксплуатацию транспортного средства, формировать экипаж и нести расходы по оплате услуг экипажа и расходов на его содержание. Расходы, связанные с коммерческой эксплуатацией транспортного средства, в том числе расходы на оплату топлива, других расходуемых в процессе эксплуатации материалов и на оплату сборов, несет фрахтователь. Вместе с тем, эти нормы носят диспозитивный характер и применяются в случае, когда договором не предусмотрено иное распределение расходов между сторонами. Таким же образом решается вопрос о страховании судна на период тайм-чартера.

11 стр., 5441 слов

Специфика морских перевозок по чартеру

... по внешнеторговым операциям морского флота и мультимодальным перевозкам. Это рейсовый чартер. 1. Определение рейсового чартера Чартер - документ, удостоверяющий наличие и содержание морского договора между судовладельцем и фрахтователем (нанимателем) на аренду всего судна ...

При заключении тайм-чартера необходимо иметь в виду, что статьей 638 ГК РФ установлено право фрахтователя без согласия судовладельца сдавать судно в субаренду, если договором не предусмотрено иное. Это означает, что если при заключении договора стороны не оговорили вопрос о возможности сдачи судна в субаренду, фрахтователь такое право имеет в силу закона.

Фрахтователь в рамках осуществления коммерческой эксплуатации судна вправе без согласия судовладельца заключать с третьими лицами договоры перевозки и другие договоры, не противоречащие целям фрахтования, а если цели не оговорены — назначению судна.

Гражданский Кодекс возлагает на судовладельца ответственность за вред, причиненный третьим лицам судном, его механизмами, устройствами, оборудованием. Судовладелец имеет право предъявить к фрахтователю регрессное требование о возмещении выплаченных третьим лицам сумм, если докажет, что вред возник по вине фрахтователя. Положения этой статьи являются императивными и не могут быть изменены соглашением сторон. Таким образом, даже если стороны внесут в договор условие об ответственности фрахтователя перед третьими лицами, оно не будет иметь силы.

Бербоут-чартер и димайз-чартер.

Бербоут-чартер, как правило, дает фрахтователю право эксплуатировать судно от своего имени, переименовать его по согласованию с судовладельцем. Судно, сданное в бербоут-чартер, может быть зарегистрировано фрахтователем в соответствующем реестре Морской Администрации порта. Все это обеспечивает свободную техническую и коммерческую эксплуатацию судна фрахтователем. Следует учесть, что вопрос о возможности сдачи в субаренду законодатель урегулировал аналогично тайм-чартеру. Ответственность за вред, причиненный третьим лицам, несет непосредственно фрахтователь.

Часто бербоут-чартер используется с целью приобретения судов. При этом ставка фрахта устанавливается такой, чтобы по окончании периода аренды стоимость судна была бы выплачена практически полностью. По окончании срока аренды вступает в силу соглашение о купле-продаже судна и фрахтователь становится собственником судна.

1.2 Форма заключения договора фрахтования. Типовые проформы и их значение при заключении договора фрахтования

В соответствии с действующим законодательством договор фрахтования заключается в простой письменной форме. Договор в письменной форме может быть заключен путем составления единого документа, подписанного сторонами, а также путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.

Наибольшего внимания требует составление единого документа. Условия, включаемые сторонами в договор должны максимально исключать возможность двойственного толкования. В документе оговариваются

Договор фрахтования морского судна является одним из старейших в международном праве. Кроме того, учитывая постоянный спрос на услуги, оказываемые судовладельцами и другими перевозчиками, договоры фрахтования заключаются очень часто. Вместе с тем, специфика судна и его эксплуатации на море не позволяют ограничиться кратким изложением основных условий договора, стороны вынуждены подробно регламентировать множество нюансов. Итогом длительных наработок стало создание типовых проформ чартеров всех типов. Проформы разработаны, рекомендованы или одобрены такими авторитетными в области судоходства неправительственными международными организациями, как Балтийской и Международной Морской Конференцией (БИМКО), Британской палатой судоходства, ИМО и др.

2 стр., 964 слов

Договор фрахтования

... природа и соотношение со смежными договорами: О договоре фрахтования судна на время // Хозяйство и ... договоре фрахтования техническая и коммерческая эксплуатация транспортного средства осуществляется его владельцем-перевозчиком. Стороны договора фрахтования - перевозчик и фрахтователь. При фрахтовании ... правоотношений. Типовые проформы и их значение при заключении договора фрахтования. Понятие и ...

Чаще всего проформы чартеров состоят из двух частей — части первой, так называемой «боксовой» и части второй, содержащей собственно текст. Проформы чартеров используются путем подписания полного текста проформы с изменениями, внесенными сторонами, путем заполнения и подписания боксовой части, путем «заполнения» боксов условиями, согласованными сторонами в результате переписки. Кроме того, при заключении различных договоров, связанных с процессом эксплуатации судна, стороны могут ссылаться на конкретную проформу. В таком случае с точки зрения российского законодательства, проформа чартера будет представлять собой примерные условия договора, отсылка к которым содержится в договоре.

От знания условий основных проформ чартеров участниками транспортного процесса, грамотного и правильного их применения в большой степени зависят коммерческие результаты рейса, а также сведение к минимуму возможностей возникновения претензий.

Для удобства использования во всех рекомендованных проформах имеется нумерация строк, которая сохраняется неизменной независимо от издания проформы и языка, на котором она опубликована. Таким образом, стороны имеют возможность путем подписания аддендума или путем переписки согласовывать конкретные условия, исключать из проформы отдельные положения или дополнять ее.

Если стороны делают только отсылку к проформе, необходимо помнить, что некоторые проформы имеют одинаковое название, но разную редакцию. Поэтому следует указывать год, в который необходимая редакция была утверждена.

При корректировке текста проформы стороны должны учитывать, что изменение некоторых условий может изменить правовую природу договора и при толковании договора с учетом норм материального права независимо от наименования договора необходимо будет руководствоваться нормами права, регулирующими фактические отношения сторон.

При заключении договора фрахтования с конкретным контрагентом впервые, как, впрочем, и любого договора, необходимо установить, вправе ли фрахтователь заключать такого рода договор. В идеале следует запросить копии учредительных документов (Устава и свидетельства о регистрации), которые останутся приложенными к Вашему экземпляру договора до окончания расчетов по нему. Если это технически невозможно (например, договор заключается по переписке и т.п.), фрахтователь указывает данные учредительных документов.

Часто при возникновении необходимости связаться с фрахтователем в процессе исполнения договоров возникают сложности, в связи с этим в договоре должен быть оговорен фактический и почтовый адрес, а также все иные средства коммуникации. В договор может быть включено условие, обязывающее фрахтователя своевременно извещать об изменении адреса, при невыполнении которой все уведомления судовладельца будут считаться полученными при поступлении их по указанному в договоре адресу.

31 стр., 15314 слов

Договор аренды транспортных средств

... эксплуатации; е)изучение прав и обязанностей сторон в договоре аренды транспортных средств с экипажем и в договоре аренды транспортных средств без экипажа, их сравнительная характеристика; ж)исследование ответственности сторон в рассматриваемых видах договора аренды транспортных средств; - з)на основе анализа ...

Важным моментом является установление платежеспособности фрахтователя. В настоящее время суда достаточно часто берут в аренду для выполнения конкретных перевозок и промысла с условием оплаты фрахта из дохода, полученного от осуществления эксплуатации судна. Во-первых, даже добросовестный фрахтователь в условиях России и с учетом особенностей работы на море не в силах достоверно предсказать, будет ли получен доход и в каком размере. Лучше всего обеспечивает защиту интересов судовладельца условие о предоплате фрахта. В тех случаях, когда это невозможно, имеет смысл использовать иные предусмотренные законодательством способы обеспечения исполнения обязательств. Открытый перечень их содержится в ст.329 ГК РФ, в частности, исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием имущества должника, поручительством, банковской гарантией, задатком и другими способами, предусмотренными законом или договором.

Особое внимание следует обращать на полномочия лица, подписывающего договор фрахтования. Чаще всего уставные документы наделяют полномочиями действовать без доверенности от имени юридического лица генерального директора или иное, как правило одно, лицо. Таким образом, все остальные представители действуют только по доверенности, выданной надлежащим образом от имени юридического лица его руководителем. Доверенность должна быть составлена с указанием необходимых полномочий, подписана первым руководителем и удостоверена печатью. Доверенность, выданная без указания даты совершения, является ничтожной. Лицо, которому выдана доверенность, вправе передать полномочия другому лицу, если это оговорено в доверенности. Доверенность, выданная в порядке передоверия, должна быть нотариально удостоверена. Согласно ст. 183 ГК РФ, при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается совершенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит данную сделку. Во избежание недоразумений судовладельцу следует хранить оригинал или заверенную копию доверенности представителя фрахтователя в течение срока действия договора фрахтования.

Законодательство жестко не регламентирует порядок и условия производства платежей по договору фрахтования. Если стороны при заключении договора фрахтования используют стандартные проформы, часто бывает достаточно просто указать ставку фрахта за период или за количество перевозимого груза в соответствующей графе. Порядок и условия, таким образом, будут определяться в соответствии с изложенным в проформе. Стороны могут предусмотреть также иной порядок расчета фрахта. При этом обязательно указывать в договоре ставку фрахта (сумму, которая подлежит уплате), порядок уплаты, то есть куда и каким образом вносятся деньги, и сроки платежа. Невключение в договор любого из этих условий может повлечь за собой разногласия в толковании договора, а. следовательно. Сложности при проведении взаиморасчетов. Стороны также вправе предусмотреть в договоре фрахтования штрафные санкции за несвоевременные платежи. Как правило, она устанавливается в процентах от неоплаченной суммы в день. Вместе с тем, ставка штрафа может быть установлена в твердой сумме.

10 стр., 4964 слов

Транспортные договоры

... ст. 790, п. 5 ГК); транспортная экспедиция (гл. 41 ГК); договор фрахтования транспортного средства (ст. 787 ГК); аренда транспортных средств с подразделением на аренду без экипажа или с экипажем ... железнодорожный транспорт - Транспортный устав железных дорог Российской Федерации (ТУЖД) ; гражданская авиация - Воздушный кодекс (ВК) ; морской транспорт - Кодекс торгового мореплавания (КТМ) ; речной ...

В некоторых случаях фрахтователи самовольно удерживают из суммы фрахта, причитающейся судовладельцу, различные расходы, которые фрахтователи произвели. С точки зрения гражданского законодательства такие удержания (зачеты) возможны только при наличии согласия судовладельца либо если это прямо оговорено договором. В любом другом случае фрахт должен быть перечислен полностью, а все остальные взаиморасчеты производятся сторонами дополнительно. То же самое касается применения права залога на груз: судовладелец вправе применить право залога на груз только в случае, если это прямо оговорено договором.

Сложность состоит в том, что по российскому гражданскому законодательству обращение взыскания на предмет залога (например, груз), может производиться только в судебном порядке путем продажи предмета залога через судебных исполнителей и выплаты из полученного от реализации причитающихся судовладельцу сумм. Ясно, что практически невозможно обратить взыскание на скоропортящийся груз. Кроме того, к договорам о залоге некоторых видов имущества, предъявляются особые требования, как то необходимость нотариального удостоверения или регистрации в специальных органах. В противном случае договор или условие о залоге являются недействительными и не могут применяться.

В этом отношении более удобной формой обеспечения исполнения обязательства по оплате фрахта может являться удержание. Согласно статьи 359 Гражданского Кодекса РФ, кредитор, у которого находится вещь, подлежащая передаче должнику либо лицу, указанному должником, вправе в случае неисполнения должником в срок обязательств по возмещению кредитору связанных с нею издержек и других убытков удерживать ее до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено. Применяется удержание в силу закона и не требуется внесения соответствующего условия в договор. Удовлетворение требований за счет удерживаемого имущества производится в судебном порядке.

Чаще всего стороны при заключении договора фрахтования используют фразы типа «все, что не урегулировано условиями настоящего договора, рассматривается на основании…», после чего указывается право или нормативный акт. Кроме этого, стороны могут, как уже говорилось выше, сделать ссылку на проформу, представляющую собой примерные условия договора, и на обычаи делового оборота (например, свод обычаев порта).

В любом случае главное, чтобы при подписании договора судовладелец четко представлял себе, как именно регулируются вопросы мореплавания в материальном праве, к которому делается отсылка.

Глава II. Правовое регулирование договора фрахтования судна на время (тайм-чартер)

2.1 Понятие тайм-чартера

Тайм-чартер представляет собой один из дискуссионных институтов международного частного морского права. В национальных законодательствах, правовых доктринах, судебно-арбитражной практике можно выделить три основных подхода к решению данной проблемы. Согласно одному из них тайм-чартер понимается как разновидность договора имущественного найма (аренды).

12 стр., 5642 слов

Договор перевозки грузов

... договор перевозки с договорами подряда и возмездного оказания услуг. Поскольку перевозочные средства в период погрузки фактически используются в интересах клиентуры, наблюдается сходство перевозки с договором аренды. Обязанность перевозчика обеспечить хранение груза ...

Другая точка зрения исходит из того, что исследуемый институт является договором перевозки. Некоторые авторы полагают, что правовые особенности тайм-чартера столь значительны, что необходимо его выделение в самостоятельный институт морского права.

Выявление правовой природы договора фрахтования судна на время требует не только анализа национальных законоположений с учетом их исторического развития, но и изучения всей совокупности прав и обязанностей, возникающих из тайм-чартера, на доктринальном уровне. Анализ, на мой взгляд, необходимо проводить в соотношении со смежными институтами морского права: договором перевозки груза — чартером и договором фрахтования судна без экипажа — бербоут- или димайз-чартером.

Гражданский кодекс РФ, вступивший в силу в 1995-1996 годах, впервые включил в себя нормы (§ 3 главы 34), посвященные непосредственно договору аренды (фрахтования на время) транспортного средства с предоставлением услуг по управлению и технической эксплуатации. До этого специальные положения об исследуемом договоре содержались лишь в Коде5ксе торгового мореплавания, что создавало сложности при их взаимодействии с общегражданскими институтами.

Однако принятие ГК РФ подняло вопрос о его соотношении с КТМ 1968 года. В силу принципа lex specialis derogat legi generali ст. 18 КТМ указывала на субсидиарность норм гражданского законодательства, устанавливая, что они применяются к отношениям, возникающим из торгового мореплавания, лишь в части, не урегулированной морским законом. Данное положение вступило в противоречие с ГК РФ. Согласно п. 2 ст. 3 ГК РФ нормы гражданского права, содержащиеся в иных законах, должны соответствовать Гражданскому кодексу. Статья 4 Федерального закона от 26 января 1996 года № 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» устанавливает, что законы впредь до их приведение в соответствие с частью второй ГК РФ действуют постольку, поскольку они не противоречат части второй Кодекса. Статьи 641 и 649 ГК РФ, предусматривая возможность установления транспортными уставами и кодексами иных особенностей аренды транспортных средств, не позволяют, тем не менее, сделать вывод, что такие особенности могут противоречить ГК РФ.

Принимая во внимание отмеченное выше, а также то, что ГК РФ был принят позже КТМ 1968 года, необходимо заключить, что вплоть до принятия КТМ 1999 года отношения по фрахтованию судна на время регулировались в первую очередь Гражданским кодексом и лишь субсидиарно — КТМ 1968 года.

мая 1999 года вступил в силу новый Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации от 30 апреля 1999 года № 81-ФЗ (с последующими изменениями и дполлнениями), в котором нормы о тайм-чартере помещены в главу X.

Представляется, что, несмотря на п. 2 ст. 3 ГК РФ, при расхождении норм ГК РФ и КТМ РФ приоритетом будут обладать положения последнего. Гражданский кодекс и Кодекс торгового мореплавания — одноуровневые акты, разрешение коллизии между которыми не может осуществляться одним из них в силу известного постулата: «никто не может быть судьей в своем споре».

В сфере торгового мореплавания КТМ является специальным актом и предпочтение должно отдаваться именно ему. Приоритетность положений КТМ РФ подтверждается также принципом lex posterior derogat prior — «последующий акт вытесняет предыдущий», поскольку Кодекс торгового мореплавания был принят позже Гражданского кодекса РФ.

8 стр., 3509 слов

Понятие и сфера применения транспортных договоров

... газо- и нефтепроводам не дает основания говорить в этом случае о наличии транспортного обязательства. Поэтому термин «трубопроводный транспорт» имеет условное значение. Природа обязательства, возникающего при ... если иное не установлено договором. Железная дорога обязана доставить груз в пункт назначения в установленный срок, который зависит от расстояния, вида отправки, скорости перевозки и ...

Кроме того, ст. 1 КТМ содержит норму, аналогичную ст. 18 КТМ 1968 года: «… к имущественным отношениям, не регулируемым или не полностью регулируемым настоящим Кодексом (выделено мною. — В. Л.), применяются нормы гражданского законодательства Российской Федерации».

Таким образом, факт признания обязательства договором фрахтования судна на время означает, что оно регулируется главой Х КТМ РФ, субсидиарно — § 3 главы 34 ГК РФ, затем — общими положениями об аренде § 1 главы 34 ГК РФ.

В соответствии со ст. 198 КТМ РФ тайм-чартером признается договор, по которому судовладелец обязуется за обусловленную плату (фрахт) предоставить фрахтователю судно и услуги членов экипажа в пользование на определенный срок для перевозок грузов, пассажиров или для иных целей торгового мореплавания.

ГК РФ (ст. 632) под договором аренды транспортного средства с экипажем понимает такой договор, по которому арендодатель предоставляет арендатору транспортное средство за плату во временное владение и пользование и оказывает своими силами услуги по управлению им и по его технической эксплуатации.

Сравнительный анализ данных определений показывает, что предмет регулирования двух упомянутых статей не совпадает. Во-первых, ст. 632 ГК РФ распространяется не только на аренду морских судов, но и, к примеру, на воздушные суда. Во-вторых, в Гражданском кодексе говорится об аренде транспортных средств, которые должны использоваться в соответствии с их целевым назначением, то есть для осуществления перевозок. Однако не всякое судно относится к транспортным средствам. Согласно ст. 7 КТМ РФ под судном понимается самоходное или несамоходное плавучее сооружение, используемое в целях торгового мореплавания. Цели торгового мореплавания включают не только перевозку грузов, пассажиров и багажа, но и промысел водных биологических ресурсов, проведение морских научных исследований и целый ряд других (ст. 2 КТМ РФ).

Таким образом, договор фрахтования на время, например, рыбопромыслового судна или ледокола не подпадает под действие § 3 главы 34 ГК РФ.

Употребление в КТМ 1968 года терминов «арендная плата», «арендатор» было вызвано необходимостью отграничить рассматриваемые отношения от модели перевозки, подчинив их правилам об аренде. В настоящее время, когда в ГК РФ появилась специальная глава, посвященная аренде транспортных средств, необходимость использования указанных терминов в целях определения правовой природы договора отпала и законодатель вернулся к традиционным для торгового мореплавания понятиям.

В. В. Витрянский отмечает, что Гражданский кодекс разделяет отдельные виды аренды и аренду отдельных видов имущества. Договор аренды транспортных средств представляет собой отдельный вид аренды со специфическим предметом, включающим три объекта: объект первого рода — действия по передаче имущества; объект второго рода — само передаваемое имущество; объект третьего рода действия сторон по управлению транспортным средством и его технической эксплуатации.

12 стр., 5933 слов

Договор международной морской перевозки грузов

... судне груза. Невостребованный в течение двух месяцев груз может быть реализован перевозчиком. Причем реализация скоропортящего груза может быть произведена до истечения указанного срока. 2.4. Ответственность по договору международной морской перевозки грузов ... груза; 10) недостаточности или неясности марок; 11) забастовок или иных обстоятельств, вызвавших приостановление либо ограничение работы ...

В этом вопросе В. В. Витрянский оппонирует другой точке зрения, согласно которой договор аренды (фрахтования на время) транспортного средства рассматривается как комплексный, устанавливающий обязательства: а) непосредственно связанные с предоставлением транспортных средств в аренду, и б) по оказанию арендатору услуг, связанных с управлением и его технической эксплуатацией. Договор, не предусматривающий предоставления таких услуг, носит чисто арендный характер. В таком случае смысл специального регулирования состоит лишь в необходимости учета особенностей арендуемого имущества.

По мнению В. В. Витрянского, договор аренды (фрахтования на время) транспортного средства является не просто смешанным договором, сочетающим элементы аренды и оказания услуг, а представляет собой отдельный вид договора аренды. В обоснование своей позиции автор приводит следующее.

. По указанному договору в аренду передается не просто транспортное средство как особый вид имущества, а такое транспортное средство, владение и пользование которым требует управления им и обеспечения его технической эксплуатации. При этом речь идет о квалифицированном управлении и технической эксплуатации с помощью экипажа. Данный признак, относящийся к обеим разновидностям договора аренды транспортного средства, позволяет определить круг транспортных средств, могущих быть объектом рассматриваемого договора. В частности, из числа таких объектов автор исключает автомобиль. В этом случае, по мнению В. В. Витрянского, отношения сторон должны регулироваться не нормами об аренде транспортного средства, а общими правилами о договоре аренды.

. Пользование арендованным имуществом носит специфический, целевой характер: транспортное средство может эксплуатироваться только для перевозки пассажиров, грузов, почты и багажа.

. В отношениях с третьими лицами арендатор выступает либо в качестве перевозчика (договорные отношения), либо в качестве арендодателя (субаренда), либо в качестве владельца транспортного средства (деликтные обязательства).

Первый аргумент представляется несколько спорным. Любое транспортное средство требует управления им и его технической эксплуатации. Причем в большинстве случаев эти действия требуют специальной подготовки и навыков, то есть надлежащей квалификации. Управление автомобилем возможно лишь после сдачи государственного экзамена и получения водительского удостоверения. Бесспорно, что техническая эксплуатация (то есть ремонт, обслуживание) автомобиля также требует специальных знаний. Поэтому использование предложенного В. В. Витрянским критерия в качестве квалифицирующего признака договора аренды (фрахтования на время) транспортного средства затруднительно.

Особенности исследуемого института состоят в том, что он, во-первых, представляет собой смешанный договор аренды и оказания услуг, во-вторых, арендуемое имущество используется арендатором в определенных целях (морское судно — в целях торгового мореплавания).

Остальные особенности, полагаю, представлены спецификой арендуемого имущества и сферой его обращения. К таковым относятся, в частности, невозможность для арендатора требовать заключения договора на новый срок, отсутствие необходимости государственной регистрации договора, право арендатора без согласия арендодателя сдавать транспортное средство в субаренду, если иное не предусмотрено договором, особенности ремонта и содержания арендованного имущества.

2.2 Отличия тайм-чартера от родственных правоотношений

В ГК РФ, как и в новом Кодексе торгового мореплавания, обособленное регулирование получил договор фрахтования судна без экипажа (бербоут-чартер).

Данному институту не свойственно наличие такого элемента, как оказание услуг, однако за этим исключением ему присущи все вышеназванные особенности.

От двух упомянутых договоров (тайм-чартер и бербоут-чартер), являющихся разновидностями модели аренды, необходимо отграничивать договор фрахтования, определение которого содержится в ст. 787 ГК РФ. Договором фрахтования (чартером) признается такой договор, по которому одна сторона (фрахтовщик) обязуется предоставить другой стороне (фрахтователю) за плату всю или часть вместимости одного или нескольких транспортных средств на один или несколько рейсов для перевозки грузов, пассажиров и багажа.

В. В. Витрянский отмечает очевидную схожесть данной конструкции с договором фрахтования на время. Тем не менее необходимо полностью согласиться с автором в том, что «указанные договоры в системе гражданско-правовых договоров имеют родовую принадлежность… договора перевозки и договора аренды (договор фрахтования на время).

На морском транспорте договором фрахтования в смысле ст. 787 ГК РФ является чартер (рейсовый) — один из двух видов договора морской перевозки груза.

В свете различия трех указанных договоров интересное преломление получает правило о мореходности судна. Применительно к рейсовому чартеру оно формулируется следующим образом: «Перевозчик обязан заблаговременно, до начала рейса, привести судно в мореходное состояние: обеспечить техническую годность судна к плаванию, надлежащим образом снарядить судно, укомплектовать его экипажем и снабдить всем необходимым, а также привести трюмы и другие помещения судна, в которых перевозится груз, в состояние, обеспечивающее надлежащие прием, перевозку и сохранность груза» (ст. 124 КТМ РФ).

Упрощенно говоря, по договору перевозки мореходность судна есть «техническая годность судна к плаванию в конкретном рейсе и с конкретным грузом».

В договоре фрахтования судна на время понятие мореходности определено как принятие мер по обеспечению годности судна (его корпуса, двигателя и оборудования) для целей фрахтования, предусмотренных тайм-чартером, по укомплектованию судна экипажем и надлежащему снаряжению судна. Таким образом, судно должно быть пригодно к обычным для судов такого типа грузовым операциям. Не требуется, чтобы судовладелец приводил судно в состояние, отвечающее особенностям любого конкретного груза, который фрахтователь вправе погрузить на судно.

Круг требований, предъявляемых к мореходности судна, зафрахтованного по бербоут-чартеру, еще yже: оно не должно быть укомплектовано экипажем и снаряжено. Кроме того, в отличие от рейсового чартера и тайм-чартера по договору фрахтования судна без экипажа судовладелец обязан привести судно в мореходное состояние лишь к моменту его передачи фрахтователю. В первых же двух случаях указанная обязанность судовладельца распространяется на все время рейса (действия договора).

Статья 198 КТМ РФ, давая определение тайм-чартера, устанавливает, что судно предоставляется в пользование фрахтователя. Однако, как и в КТМ 1968 года, в новом морском законе есть положение, согласно которому судовладельцем выступает лицо, эксплуатирующее судно от своего имени (ст. 8).

Глава Х КТМ РФ разграничивает эксплуатацию судна на коммерческую и навигационно-техническую. Прямого ответа на вопрос, какая эксплуатация имеется в виду в ст. 8 КТМ РФ и может ли тайм-чартерный фрахтователь рассматриваться в качестве судовладельца, в законе не содержится. А. Г. Калпин считает, что несмотря на то, что в ст. 198 КТМ РФ говорится о предоставлении судна в пользование фрахтователя, следует признать, что к последнему переходит также правомочие владения, так как в вопросах коммерческой эксплуатации ему подчинен экипаж судна. Вместе с тем автор признает, что судно в этом случае не выходит из обладания судовладельца. Члены экипажа остаются его работниками и обязаны подчиняться распоряжениям судовладельца, относящимся к управлению судном. Данные обстоятельства, по мнению А. Г. Калпина, позволяют говорить о временном двойном владении (или совладении) судном.

Статья 632 ГК РФ, в отличие от ст. 198 КТМ РФ, устанавливает, что по договору аренды транспортного средства с экипажем оно переходит во владение и пользование арендатора.

В. В. Витрянский также полагает, что в отношениях с третьими лицами арендатор выступает в качестве владельца транспортного средства.

Фактически тайм-чартерный фрахтователь не является владельцем судна. Под правомочием владения традиционно, еще со времен римского права, понимается юридически обеспеченная возможность иметь вещь у себя, фактически обладать ею. Определение того, что есть фактическое обладание морским судном, представляет известную сложность. Нахождение телевизора в квартире, автомобиля в гараже не вызывает проблем с идентификацией владельца — очевидно, им является то лицо, которому принадлежит квартира или гараж. Морское судно, как правило, либо работает в море в соответствии со своим функциональным назначением, либо находится в порту, базе и т.п., которые не принадлежат собственнику судна. Владельцем судна должно признаваться лицо, которое имеет основанную на законе фактическую возможность непосредственно (т.е. своими собственными действиями) воздействовать на него: контролировать судно, управлять им и т.п. Поскольку при тайм-чартере капитан и судовая команда остаются служащими судовладельца, а действия работников юридического лица считаются действиями самого юридического лица, вышеуказанные правомочия в отношении судна сохраняет за собой только судовладелец. Тайм-чартерный фрахтователь вправе давать экипажу указания относительно коммерческой эксплуатации судна, однако капитан и члены команды не являются работниками фрахтователя. Фактически фрахтователь дает указания самому судовладельцу в лице экипажа судна. Возможность давать такие указания основана на обязательственном правоотношении — тайм-чартере.

По иному обстоит дело при фрахтовании судна без экипажа. Капитан и судовая команда нанимаются фрахтователем, который таким образом контролирует судно, владеет им. Несмотря на то, что правомочие фрахтователя по владению судном возникает из договора, оно по своей природе носит абсолютный характер. В частности, фрахтователь вправе воспользоваться владельческими способами защиты в том числе и против собственника судна.

Не случайно новый КТМ четко разграничил, что по договору фрахтования судна на время судно переходит в пользование, а по бербоут-чартеру — в пользование и владение фрахтователя (ст. 211).

Говорить о двойном владении или совладении судном также, на мой взгляд, не представляется возможным. У фрахтователя отсутствует абсолютная и непосредственная связь с судном. Собственно говоря, на судне вообще может не быть ни одного служащего фрахтователя. Возможность фрахтователя давать экипажу указания в части коммерческой эксплуатации основана на обязательственном правоотношении, она не означает, что капитан и команда в указанной части являются работниками фрахтователя. Кроме того, если допустить, что судовладелец и тайм-чартерный фрахтователь совладеют судном, пришлось бы признать, что они солидарно отвечают по требованиям, возникающим ex delicto. Между тем из п. 3 ст. 203 КТМ РФ вытекает, что ответственность по таким обязательствам несет только судовладелец.

В свете изложенного несколько непонятно выглядит положение ст. 632 ГК РФ, устанавливающее, что арендатору переходит право владения транспортным средством. Очевидно, что в ГК РФ институт аренды транспортного средства с экипажем появился под влиянием, прежде всего, практики торгового мореплавания. Если такое транспортное средство, как автомобиль, еще может находиться во владении арендатора (допустим, ночью он стоит в его гараже), то в отношении морского судна это не представляется возможным. Признание арендатора владельцем транспортного средства закладывает внутреннее противоречие в сам Гражданский кодекс: согласно ст. 1079 ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, несет его владелец, однако ст. 640 устанавливает, что ответственность за вред, причиненный арендованным транспортным средством, несет арендодатель. Таким образом, получается, что по деликтным обязательствам отвечает лицо, не владеющее источником повышенной опасности.

Единственным решением данного противоречия, по моему мнению, служит признание того факта, что по договору аренды транспортного средства с экипажем владеть транспортным средством продолжает арендодатель.

Говоря о различиях в регулировании исследуемых отношений Гражданским кодексом РФ и Кодексом торгового мореплавания РФ, необходимо отметить, что в литературе подвергся критике целый ряд статей ГК РФ о договоре фрахтования на время транспортного средства. В. Б. Козлов и П. А. Фалилеев полагают, что ст. 640 ГК РФ, устанавливающая, что ответственность за вред, причиненный третьим лицам транспортным средством, несет судовладелец согласно главе 59 ГК РФ, существенно ущемляет интересы последнего. По мнению авторов, вред может выразиться в несохранности (утрате или повреждении) груза, возникшей, к примеру, из-за неисправности судовой холодильной установки или из-за того, что грузовая стрела упала и повредила груз на палубе.

Рассуждая подобным образом, авторы почему-то забывают, что груз оказался на судне не просто так, а на основании договора морской перевозки груза, заключенного между отправителем и перевозчиком. Наличие договора предполагает, что перевозчик несет ответственность за несохранность (утрату или повреждение) груза в соответствии с условиями договора и нормами законодательства. Таким образом, ответственность в данном случае будет носить не деликтный, а договорный характер, следовательно, отвечать по такого рода обязательствам будет перевозчик. Как уже отмечалось ранее, тайм-чартерному фрахтователю предоставлено право заключать от своего имени договоры перевозки. Это означает, что перевозчиком выступает фрахтователь и именно он несет ответственность перед грузовладельцем, сохраняя, разумеется, при этом право на регрессное требование к судовладельцу. Данный вывод подтверждается ст. 205 Кодекса торгового мореплавания.

В. Б. Козлов и П. А. Фалилеев также критикуют положения части второй ст. 635 ГК РФ, согласно которой «члены экипажа… подчиняются распоряжениям арендатора, касающимся коммерческой эксплуатации транспортного средства». Авторы считают, что указанные правила должны были носить не императивный, а диспозитивный характер, то есть предоставить сторонам право определить, в каких случаях капитан может отступить от указаний фрахтователя. Существующая редакция ст. 635 ГК РФ, по мнению авторов, в ряде случаев может поставить судовладельцев в чрезвычайно невыгодное положение: например, при перевозке груза по коносаменту в скандинавские страны судовладелец, выдавший груз без предъявления коносамента (по распоряжению фрахтователя),

(1) не имеет права воспользоваться нормами о возмещении действительной стоимости груза, равно как и

(2) ограничением ответственности за килограмм, место или единицу груза. Он также не имеет права на глобальное ограничение своей ответственности и не будет иметь возможности истребовать страховое возмещение от P&I (наименование компании).

При постановке указанного вопроса авторы исходят из того, что судовладелец по тайм-чартеру становится перевозчиком. Действительно, в ряде стран, включая скандинавские, договор фрахтования судна на время рассматривается как однотипный с договором перевозки. Однако российская правовая система исходит из того, что тайм-чартер — это особая разновидность договора аренды. В этом случае упомянутые неблагоприятные последствия могут касаться лишь фрахтователя. Интерес судовладельца в деятельности судна ограничен фрахтом, который должен выплачиваться фрахтователем независимо от коммерческой эксплуатации судна (исключением является то время, когда судно становится непригодным к эксплуатации не по вине фрахтователя).

Тем не менее с практической точки зрения следует учитывать международный характер торгового судоходства и различия в правовых системах. Именно поэтому все положения нового КТМ РФ, посвященные тайм-чартеру, носят диспозитивный характер.

2.3 Тайм-чартер в зарубежном праве

Морское право Англии, как и вся английская правовая система в целом, — продукт своеобразного исторического развития страны. Большинство норм морского права содержится в решениях судов общего права — прецедентах, причем возраст некоторых из них исчисляется столетиями. Статутные источники морского права Англии довольно немногочисленны — в их числе можно назвать Закон о морской перевозке грузов 1924 года, Закон о торговом судоходстве 1894 года с последующими изменениями.

Под тайм-чартером в английском праве обычно понимается договор, заключаемый на определенное время, по которому фрахтователь вправе использовать судно для перевозки своих или чужих грузов, а капитан, назначенный судовладельцем, должен выдавать коносаменты на такие принятые им к перевозке грузы.

Общее право и доктрина традиционно рассматривали тайм-чартер как разновидность договора перевозки. В деле «Си энд Лэнд Секьюритиз против Дикинсон» [1942] суд указал: «Сущность тайм-чартера в его современной форме заключается в соглашении между судовладельцем и фрахтователем о том, что в течение обусловленного периода судовладелец будет оказывать услуги при посредстве его служащих и команды для того, чтобы перевезти груз, который погрузит на борт судна фрахтователь… В этом нет найма или аренды указанного судна».

Таким образом, рейсовый чартер и тайм-чартер понимаются как однотипные договоры. Бербоут- или димайз-чартер, напротив, имеют правовую природу аренды. Бербоут- и димайз-чартер разнятся незначительно: если в первом случае судовладелец не принимает вообще никакого участия в комплектовании экипажа судна, то во втором — экипаж, ранее подчинявшийся судовладельцу, переходит во всех отношениях на службу к фрахтователю.

Вопрос об отнесении договора фрахтования к модели перевозки или аренды разрешается исходя из его содержания, кроме того, в ряде ситуаций учитываются цели, преследуемые сторонами. Основным критерием при этом выступает владение и контроль над судном: если владение судном осуществляет фрахтователь посредством подчиненного ему экипажа — налицо договор аренды, если же данные правомочия остаются за судовладельцем, а капитан и судовая команда являются его служащими, то налицо договор перевозки.

Более поздние прецеденты, тем не менее, дают основания сделать вывод о том, что английские суды не всегда однозначно рассматривают правовую природу тайм-чартера.

В деле The Span Terza [1982] было отмечено, что не существует достаточных оснований для того, чтобы провести различие между тайм-чартером и рейсовым чартером… Было бы не совсем верным признать, что все тайм-чартерные фрахтователи пользуются таким большим контролем над судном по сравнению с рейсовыми фрахтователями, который позволил выделить тайм-чартер из рейсовых чартеров в отдельную категорию17.

В другом деле MSC Mediterranean shipping company SA v. Owners of ship «Tychi» [1999] суд поддержал данные выводы, указав, что было бы тщетно пытаться провести различие между тайм-чартером и рейсовым чартером.

Однако дело Whistler International Limited v. Kawasaki Kisen Kaisha Limited [2000], рассмотренное палатой лордов, свидетельствует о наличии иного подхода к пониманию сути тайм-чартера. В этом деле суд отметил следующее: «в соответствии с рейсовым чартером судовладелец (собственник судна) или владелец-распорядитель (disponent owner) использует судно в своих собственных интересах. Он решает и контролирует, как он будет эксплуатировать вместимость судна, в какой торговле он будет участвовать, какие грузы он будет перевозить. Он несет все коммерческие риски и расходы и получает все доходы, заработанные судном. Тайм-чартер представляет собой другой договор. Судовладелец по-прежнему несет расходы по содержанию судна и экипажа. Он также несет риски морских происшествий и должен страховать свой интерес в судне соответственно. Но в обмен на получаемую плату (hire) он передает свое право использовать коммерческую вместимость судна тайм-чартерному фрахтователю…» В результате суд пришел к выводу, что «тайм-чартер являет собой не договор перевозки, а договор оказания услуг укомплектованного экипажем судна».

Вопрос о правовой природе тайм-чартера в английской правовой практике имеет важное практическое значение: в зависимости от его решения строится система ответственности за груз.

Если на зафрахтованном в тайм-чартер судне осуществляется перевозка груза, принадлежащего фрахтователю, то причиненный грузу ущерб возмещается судовладельцем на основании и в пределах, предусмотренных заключенным между сторонами договором, то есть тайм-чартером. Необходимо,отметить, что рамки ответственности судовладельца по тайм-чартеру, как правило (см., например, п. 13 проформы «Балтайм»), гораздо yже по сравнению с рейсовым чартером.

В случае, когда фрахтователь сам заключает договоры перевозки с третьими лицами, перевозчиком, тем не менее, признается судовладелец18, фрахтователь же считается лишь его агентом. Схема ответственности в данном случае строится следующим образом:

·судовладелец несет прямую ответственность перед грузовладельцем на основании коносамента;

·фрахтователь отвечает перед судовладельцем в регрессном порядке на основании тайм-чартера.

Как отмечает А. Г. Калпин, конструкция ответственности судовладельца перед третьими лицами — держателями коносаментов с правовой точки зрения не может быть признана безупречной и логичной. Подписание и выдача коносамента относятся к коммерческой эксплуатации судна, в этой части капитан действует от имени фрахтователя. Кроме того, если считать тайм-чартер договором перевозки, то окажется, что собственник судна одновременно несет обязанности по двум разным договорам и перед двумя контрагентами: фрахтователем и держателем коносамента.

Фрахтователь судна по димайз- или бербоут-чартеру (то есть фактически арендатор судна) с точки зрения все практических целей рассматривается как судовладелец и самостоятельно отвечает по заключенным договорам перевозки.

В общем праве США чартеры разделены на две основных категории: димайз-чартеры и не-димайз-чартеры (дело Randy P. Forrester v. Ocean Marine Indem. Co., Arco Oil & Gas Co. [1993]).

Глагол «to demise» в английском языке означает «сдавать в аренду «. Следовательно, первую группу составляют чартеры, являющиеся договорами аренды, вторую — чартеры, имеющие правовую природу оказания услуг.

Тайм-чартер понимается как договор фрахтования, по которому судно используется в течение определенного промежутка времени для перевозки грузов. Перевозчик предоставляет фрахтователю вместимость судна, с тем чтобы тот использовал ее в своих целях. Фрахтователь несет расходы, связанные с каждым рейсом, и уплачивает перевозчику наемную плату (hire), рассчитанную исходя из времени, в течение которого судно зафрахтовано.

Договор фрахтования представляет собой договор с судовладельцем о найме (hire) судна или его части с целью перевозки грузов; обычно он заключается в форме чартер-партии либо коносамента.

Как и в праве Англии, в США тайм-чартер и рейсовый чартер рассматриваются в качестве однотипных договоров, имеющих правовую природу перевозки. Разница заключается лишь в том, что если рейсовый чартер является просто договором перевозки определенных грузов в течение одного или нескольких рейсов, то тайм-чартер представляет собой договор, посредством которого фрахтователь использует судно в течение определенного периода времени.

В деле S. J. Walker v. Armogene Braus, Terra Resources [1993] было отмечено: «поскольку основной целью тайм-чартера и рейсового чартера является перевозка груза, принадлежащего фрахтователю… суды часто рассматривали рейсовый чартер и тайм-чартер в качестве договора фрахтования (contract of affreighment)».

Различие между димайз- и тайм-чартером зависит от «степени контроля, сохраняемого судовладельцем». По димайз-чартеру судовладелец передает полное владение и контроль над судном фрахтователю, который, в свою очередь набирает экипаж и обеспечивает содержание судна (отсюда термин «bareboat» — «пустое судно»).

Следовательно, бербоут-чартерный фрахтователь является судовладельцем на период действия договора.

Не-димайз-чартер, напротив, не предоставляет такой степени контроля фрахтователю. Тайм-чартер всего лишь наделяет фрахтователя правом использовать судно в течение определенного времени. Судовладелец сохраняет за собой владение и контроль над судном (Randy P. Forrester v. Ocean Marine Indem. Co., Arco Oil & Gas Co. [1993]).

Таким образом, именно владение является конституирующим признаком при отнесении чартера к правовой модели аренды. Если же фрахтователь не владеет и не контролирует полностью судно, договор рассматривается в качестве разновидности перевозки.

Схема договорных отношений по перевозке может быть довольно сложна. Судовладелец может получить статус перевозчика (1) непосредственно, путем подписания договора перевозки; (2) косвенно, когда он связан коносаментами, выдаваемыми фрахтователем и подписываемыми «за капитана».

Фрахтователь и судовладелец могут быть совместно признаны перевозчиком в тех случаях, когда судовладелец не передал полностью владение, контроль и навигационное управление судном фрахтователю.

Последнее как раз относится преимущественно к тайм-чартеру. Исходя из такой концепции множественности лиц на стороне перевозчика, разрешаются вопросы ответственности перед грузовладельцем. В зависимости от конкретных условий ответственность может быть возложена либо на судовладельца, либо на фрахтователя, или же на каждого из них. При решении этого вопроса суды исходят из того, на ком лежали обязанности, ненадлежащее исполнение которых повлекло за собой ущерб. Так, если ущерб грузу причинен нарушением обязанности по приведению судна в мореходное состояние, ответственность падает на судовладельца. Наоборот, в случае, когда погрузка, укладка, разравнивание груза, его выгрузка осуществляются фрахтователем, ненадлежащее исполнение этих обязанностей, причинившее ущерб грузу, делает ответственным за него фрахтователя.

Заключение

Основные выводы по работе:

.Советское морское право при его становлении, по-видимому, под влиянием английских правовых институтов, неоднозначно определяло правовую природу тайм-чартера и давало некоторые основания для признания исследуемого договора разновидностью перевозки. Впоследствии законодательство и доктрина отошли от концепции договора перевозки: КТМ 1968 года поместил тайм-чартер в рамки правовой модели аренды. И все же существенная специфика договора фрахтования судна на время, а также отсутствие в ГК 1964 года специальных положений о данном договоре послужили основанием для теории о том, что тайм-чартер является самостоятельным видом договора.

.Современное российское морское и гражданское право определили место тайм-чартера в системе договоров фрахтования. Употребление термина «система договоров фрахтования» условно, поскольку родового понятия «договор фрахтования» в российской правовой системе не существует27. Договор фрахтования (чартер), договор фрахтования судна на время (тайм-чартер) и договор фрахтования судна без экипажа (бербоут-чартер), несмотря на некоторую схожесть, вызванную, в частности, использованием одних и тех же терминов, существенно разнятся: если первый их них обладает родовой принадлежностью договора перевозки, то два последних являются разновидностями договора аренды.

Рассматривать на настоящий момент тайм-чартер как полностью самостоятельный институт также не представляется возможным — появление в ГК РФ правил об аренде транспортных средств позволяет сделать однозначный вывод об исследуемом договоре как разновидности имущественного найма.

.В англо-американской правовой традиции также отсутствует договор фрахтования как родовое понятие, однако разграничение проведено иначе: чартер и тайм-чартер признаются договором перевозки и лишь димайз-, или бербоут-, чартер договором аренды. Таких же позиций придерживается еще целый ряд правовых систем, включая уже упомянутые скандинавские страны. Обеспечение устойчивости и предсказуемости функционирования международного торгового мореплавания требует сбалансированности интересов участвующих в нем субъектов. В условиях различного понимания правопорядками природы рассматриваемых отношений выход может быть найден в предоставлении сторонам более широкой свободы в формировании договорных условий. В связи с этим следует признать удачным положение КТМ 1999 года, согласно которому содержащиеся в морском законе правила о тайм-чартере носят диспозитивный характер. Подобная практика позволит российским судовладельцам и фрахтователям более эффективно защищать свои интересы в странах, где законодательство и правоприменительная практика исходят из иной, по сравнению с Россией, оценки правовой природы тайм-чартера.

Список использованной литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://obzone.ru/kursovaya/na-temu-charternyie-dogovoryi/

1.Конституция Российской Федерации (принята 12 декабря 1993 г.)

2.Гражданский кодекс Российской Федерации. Части I и II (с изменениями и дополнениями).

.Кодекс торгового мореплавания РФ от 30 апреля 1999 г. № 81-ФЗ. (с изменениями и дополнениями от 26 мая 2001 г., 30 июня 2003 г.)

.Кодекс внутреннего водного транспорта РФ от 7 марта 2001 г. № 24-ФЗ (с изменениями и дополнениями от 26 мая 2001 г., 30 июня 2003 г.).

.Брагинский М.И. Комментарий части II ГК РФ для предпринимателей. М.: Фонд «Правовая культура», 2005 — 479 с.

.Витрянский В. В. «Договорное право» М.: ИНФРА-М, 2003 — 640 с.

.Гражданское право / под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. В 3 тт. Т.2. М.: Проспект, 2004 — 848 с.

.Гражданское право/ под ред. Е.А. Суханова. В 2 тт. Т.2, часть 2. М.: ТК «Велби», 2002 — 524 с.

.Егиазаров В. А. Транспортное право. М.: Транспорт, 2002 — 596 с.

.Егиазаров В.А. Транспортные договоры и их правовое регулирование. // Право и экономика, 2004, № 8, с. 33 — 39.

.Егоров К. Ф. Ответственность морского перевозчика за груз по английскому праву. ― М., 1961 — 196 с.

.Залесский В.В. Транспортные договоры. М.: 2004 — 200 с.

.Калпин А. Г. Чартер (природа, структура отношений, сопоставление со смежными морскими договорами. ― М., 1978 — 212 с.

.Козлов В. Б., Фалилеев П. А. Соотношение общих и специальных норм на примере гражданского и морского права (критика современного законодательства) // Государство и право, 1997, № 11, с.88-96

.Комментарии к части II ГК РФ (постатейный) / под ред. О. Н. Садикова. М.: ИНФРА-М, 2002 — 400 с.

.Комментарии к части II ГК РФ (постатейный) / под ред.Т.Е.Абовой. М.: ИНФРА-М, 2001 — 616 с.

.Комментарий к Кодексу торгового мореплавания Российской Федерации / Под ред. Г. Г. Иванова. ― М., 2000 — 512 с.

.Леонова Г. Б. Правовое регулирование перевозки грузов и торговый договор // Законодательство, 2002, № 10, с. 42 — 47.

.Парций Я. В. Постатейный комментарий к Федеральному закону «О транспортно-экспедиционной деятельности //СПС Консультант-Плюс

.Попондопуло В. Ф. Транспортный договор. М.:2003 — 196 с.

.Рюмина Л. А. Договор морской перевозки по английскому праву. ― М., 1961 — 224 с.

.Сиваков О.В., Иванов Г. Г., Новосельцев А.Б. Транспортное право России. М.: НОРМА, 2003 — 400 с.

.Смирнов В.Т. Ответственность в транспортном праве. М.: 2004 — 212 с.

.Юридический справочник торгового мореплавания /Под ред. А. С. Кокина. ― М., 1998 — 400 с.